Договор монтре википедия

Глава 20. Конвенция в Монтрё и попытки ее пересмотра

Глава 20. Конвенция в Монтрё и попытки ее пересмотра

С 22 июня по 20 июля 1936 г. в швейцарском городке Монтрё проходила конференция по пересмотру Лозаннской конвенции о проливах. Конференция в Монтрё была созвана по требованию Турции. Конференция закончилась подписанием новой конвенции о режиме проливов.

Конвенция подтвердила принцип права свободного прохода и плавания в проливах и объявила свободным проход через проливы торговых судов всех стран.

В мирное время торговые суда пользуются полной свободой прохода через проливы днем и ночью независимо от флага и груза и без каких-либо формальностей.

Всякое судно, которое войдет в проливы из Эгейского или Черного моря, должно останавливаться у санитарной станции при входе в проливы для санитарного осмотра, установленного турецкими правилами в рамках международных санитарных правил. Осмотр производится как днем, так и ночью с максимально возможной быстротой. После осмотра в одном пункте суда не обязаны останавливаться в каком-либо другом пункте проливов.

Проводка судов лоцманами необязательна. Однако по желанию капитанов судов, направляющихся в Черное море, лоцманы могут быть вызваны из соответствующих лоцманских пунктов на подходах к проливам.

Во время войны, если Турция не является воюющей стороной, торговые суда независимо от флага и груза будут пользоваться полной свободой транзита и судоходства в проливах на тех же условиях, что и в мирное время. Если же Турция будет воюющей стороной, то торговые суда, не принадлежащие стране, находящиеся в войне с Турцией, пользуются свободой прохода и судоходства в проливах при условии, что эти суда не оказывают никакого содействия противнику и входят в проливы только днем. Путь прохода таких судов в каждом отдельном случае указывают турецкие власти. В конвенции предусматривается, что проходить проливы днем по указанным маршрутам торговые суда должны будут и в том случае, если Турция сочтет себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности.

Конвенцией предусмотрено резкое разграничение для прохода через проливы кораблей прибрежных и неприбрежных к Черному морю держав.

Проход военных кораблей прибрежных держав объявлен в мирное время свободным при условии выполнения некоторых требований. Так, только черноморским государствам разрешено проводить через проливы все типы надводных кораблей независимо от их вооружения и водоизмещения.

Только черноморские государства могут проводить через проливы подводные лодки в следующих случаях:

1. В целях возвращения подводных лодок, сооруженных или купленных вне Черного моря, к своим базам в Черном море при условии, что Турция заблаговременно будем уведомлена о закладке или о покупке;

2. Если необходим ремонт подводных лодок на верфях вне Черного моря при условии, что точные данные по этому вопросу будут сообщены Турции.

И в том и в другом случае подводные лодки должны проходить проливы в одиночку, только днем и в надводном положении.

Нечерноморским государствам разрешено проводить через проливы корабли водоизмещением до 10 тысяч тонн с артиллерией калибра до 203 мм включительно.

В случае участия Турции в войне проход военных судов через проливы зависит исключительно от усмотрения турецкого правительства. Турция имеет право применять эту статью и в случае, если она «считала бы себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности».

Для обеспечения прохода гражданских воздушных судов между Средиземным и Черным морями турецкое правительство должно указывать вне запретных зон проливов воздушные маршруты, предназначенные для этого прохода. Гражданские воздушные суда могут использовать эти пути, делая турецкому правительству для эпизодических воздушных рейсов предуведомления за три дня, а для регулярных воздушных рейсов — общее предуведомление о датах прохода.

Турция получила возможность содержать Вооруженные силы в районе проливов без всяких ограничений и строить там береговые укрепления.

От конвенции в Монтрё больше всех выиграла Турция. В чем-то, особенно в разграничении военных кораблей черноморских и нечерноморских стран, выиграл и СССР. Но в целом конвенция не обеспечивала должным образом безопасности наших южных границ.

Турция была слишком слаба, чтобы предотвратить прорыв через проливы английского, французского или итальянского флотов. Кроме того, не было никакой гарантии, что Турция не вступит в союз с другими государствами, направленный против СССР.

К началу 1939 г. международная обстановка в Европе серьезно ухудшилась. В связи с этим 15 апреля 1939 г. Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотов направил телеграмму временному поверенному в делах СССР в Турции О.И. Никитниковой, в которой поручалось от имени Молотова заявить президенту Турецкой Республики Иненю следующее: «Мы думаем, что в связи со складывающейся новой ситуацией в районах Балкан и Черного моря было бы целесообразно устроить взаимную консультацию представителей Турции и СССР и наметить возможные меры защиты от агрессии.

Если турецкое правительство также находит целесообразной эту акцию, следовало бы установить место и срок встречи представителей. Мы со своей стороны предложили бы Тбилиси или Батуми.

Желательно не откладывать это дело и возможно скорей осуществить его. Ждем ответа».

Весной 1939 г. начались переговоры СССР с Англией и Францией о заключении соглашения о совместной обороне в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств. В ходе переговоров рассматривался и вопрос о привлечении Турции к системе коллективной безопасности. Разумеется, договаривающиеся стороны мало интересовали турецкие Вооруженные силы. Речь шла в основном о проливах. Как известно, западные страны не желали заключать договор с СССР, а использовали переговоры как средство давления на Германию. Естественно, что эти переговоры закончились провалом.

Параллельно СССР пытался заключить отдельный договор с Турцией. 28 апреля 1939 г. в Анкару приехал В.П. Потемкин, замнаркома иностранных дел СССР. Турки охотно шли на переговоры с СССР, но всячески увиливали от союза.

Избавляя читателя от описания скучных дипломатических переговоров Турции с СССР, Германией и западными союзниками, скажем лишь, что в 1939–1945 гг. Турция отчаянно маневрировала, пытаясь остаться нейтральной. Но нейтралитет Турции был не следствием миролюбия ее правительства. Турки в 1939–1942 гг., как и в 1914 г., мечтали урвать кусок чужой территории, воспользовавшись европейской войной. Но в отличие от 1914 г. турецкие правители хотели урвать лишь то, что было рядом, а конкретно — острова Эгейского моря и южную часть Болгарии. Но тут нашла коса на камень. Островами в Эгейском море частично владели итальянцы, а на остальные они, как говорится, глаз положили. А Гитлер сделал ставку на Болгарию, и ни о каком разделе ее и речи не могло быть.

Оставались, конечно, Крым и Кавказ. Но до 22 июня 1941 г. турки об этом и подумать боялись. А после Гитлер решил сделать из Крыма курорт для своих «белокурых бестий», а славян, татар и прочих в лучшем случае выселить. И уж тем более Гитлер не собирался никому дарить бакинские нефтепромыслы и нефтепровод Баку — Батуми. И вообще, Гитлер планировал использовать Закавказье как плацдарм для продвижения в Индию и Египет.

Таким образом, Германия ничего не могла дать Турции. А присоединиться к союзникам в 1939–1944 гг. Турция не решалась, боясь военной мощи Германии.

23 августа 1939 г. в Москве был подписан Договор о ненападении между Германией и СССР, получивший впоследствии известность как «пакт Молотова — Риббентропа». Ни в самом договоре, ни в секретных дополнительных протоколах Турция ни прямо, ни косвенно не упоминалась.

1 августа 1939 г. началась Вторая мировая война. Турция, как уже говорилось, осталась нейтральной. В ходе Зимней войны между СССР и Финляндией правительство Великобритании неоднократно предлагало пропустить английский флот в Черное море. В Сирии были сосредоточены большие соединения английских и французских бомбардировщиков. Западные союзники предполагали нанести авиационные удары по нефтепромыслам Баку и другим объектам на Кавказе. Вполне возможно, что угроза нападения на СССР с юга повлияла на решение Сталина пойти на мир с Финляндией.

К 13 февраля 1940 г. Красная Армия прорвала все линии укреплений на Карельском перешейке и вышла на оперативный простор. Финская армия была фактически разбита. Вся территория Финляндии могла быть занята менее чем за месяц. Но мир, предложенный СССР Финляндией, был крайне благоприятен для последней с учетом сложившейся ситуации.

Естественно, в Москве забыли об очередной попытке англичан вторгнуться в Черное море.

Во время визита в Берлин в ходе разговора с Гитлером 13 ноября 1940 г. Молотов поднял вопрос о проливах. Он вспомнил Крымскую войну, интервенцию 1918–1919 гг. и назвал проливы «историческими воротами Англии для нападений на Советский Союз».

На что фюрер ответил, что имперский министр иностранных дел уже рассматривал эту проблему и он предусмотрел пересмотр конвенции в Монтрё в пользу Советского Союза. Риббентроп подтвердил это и заявил, что итальянцы также заняли благожелательную позицию по этому вопросу.

Гитлер спросил Молотова, считает ли Россия, что у нее есть шанс гарантировать в достаточной степени свои черноморские интересы в случае пересмотра конвенции в Монтрё. Молотов ответил, что в этом вопросе у России только одна цель. Она хочет гарантировать себя от нападения через проливы и хочет урегулировать этот вопрос с Турцией. Несколько позже Молотов сказал Гитлеру, что Россия хочет гарантировать себя от удара со стороны проливов не только на бумаге, но и на деле, и он уверен, что Россия сможет достичь с Турцией договоренности по этому вопросу.

В тот же день, поздно вечером (с 21 часа 45 минут до 24 часов), Молотов продолжал переговоры с одним Риббентропом, без Гитлера. В ходе них опять был поднят вопрос о проливах. Риббентроп предложил, чтобы Германия, Италия и Советский Союз совместно приложили усилия для аннулирования заключенной в Монтрё конвенции о проливах, действующей в настоящее время, и заменили ее другой конвенцией, которая предоставит Советскому Союзу неограниченное право прохода его военного флота через проливы в любое время, тогда как все другие державы, кроме черноморских, а также Германии и

Италии, откажутся в принципе от права прохода своих военных кораблей через проливы. Право свободного прохода через проливы торговых судов будет, конечно, в основном сохранено. Молотов согласился с тем, что конвенция, заключенная в Монтрё, потеряла какой-либо смысл. Для СССР, как и других крупных черноморских государств, это вопрос получения реальных гарантий своей безопасности. Понятно, что Советский Союз будет добиваться реальных гарантий безопасности.

Надо отметить, что основной целью Гитлера и Риббентропа в переговорах с Молотовым было привлечение СССР к разделу Британской империи. «После победы над Англией, — говорил фюрер Молотову, — Британская империя площадью в 40 миллионов квадратных километров может быть поделена как имущество банкрота. В этом имуществе содержится для России путь к незамерзающему и действительно открытому мировому океану. Борьба с Англией должна вестись до последней черты, и у меня нет сомнений в том, что поражение Британских островов приведет к распаду империи». Гитлер и Риббентроп предложили Молотову присоединиться к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии.

Как Молотов, так и Сталин считали возможность раздела Британской империи в лучшем случае делом отдаленного будущего, а своей целью в переговорах ставили гарантию безопасности СССР от Финляндии до Турции. Забавно, что переговоры Молотова и Риббентропа вечером 13 ноября 1940 г. проходили в бомбоубежище Имперского Министерства иностранных дел — в эту ночь Берлин бомбила английская авиация.

17 ноября Молотов телеграфировал Сталину: «Как выяснилось из бесед, немцы хотят прибрать к рукам Турцию под видом гарантий ее безопасности на манер Румынии, а нам хотят смазать губы обещанием пересмотра конвенции в Монтрё в нашу пользу, причем предлагают нам помочь им в этом деле».

25 ноября 1940 г. Молотов пригласил в Кремль посла Германии в СССР графа фон Шуленбурга. Молотов заявил, что советское правительство рассмотрело предложение, сделанное 13 ноября Риббентропом, и готово на определенных условиях положительно отнестись к заключению «пакта четырех» держав о политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи. Условий было четыре. Из них для нас важно второе условие: «Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией, находящейся по своему географическому положению в сфере безопасности черноморских границ СССР, и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды».

Таким образом, Сталин впервые за многовековую историю русско-турецких отношений вывел оптимальный вариант соглашения с Турцией. При этом гарантировалась безопасность как южных рубежей СССР, так и всей территории Турции. В случае принятия Турцией такого предложения вопрос о кресте на Святой Софии был бы навсегда похоронен. Германия никак не ответила на предложение СССР.

17 января 1941 г. Молотов пригласил посла фон Шуленбурга и спросил, когда будет ответ германского правительства на заявление советского правительства от 25 ноября 1940 г. Аналогичный запрос в тот же день был сделан и в Берлине полпредом Деканозовым. 23 января фон Шуленбург сообщил Молотову: «Германское правительство находится в контакте с правительствами своих союзников, Италии и Японии, по этим вопросам и надеется, что после того, как будет изучена вся проблема, оно будет в состоянии возобновить политические обсуждения с советским правительством в ближайшее время». Гитлер потерял интерес к переговорам. Он готовился к молниеносной войне с СССР.

29 ноября 1943 г. в ходе Тегеранской конференции премьер-министр Великобритании Черчилль по своей инициативе коснулся вопроса о проливах. Премьер заявил о желательности вступления Турции в войну на стороне союзных государств. Черчилль говорил: «От имени британского правительства я могу сказать, что оно готово предупредить Турцию о том, что если Турция не примет предложения о вступлении в войну, то это может иметь серьезные политические последствия для Турции и отразится на ее правах в отношении Босфора и Дарданелл».

Сталин ответил, что советская сторона не считает «главными вопросами ни вопрос о вступлении Турции в войну, ни помощь партизанам, ни даже занятие Рима. Основным и решающим вопросом мы считаем операцию „Оверлорд“ [88]. И я хотел бы, чтобы наше внимание не отвлекалось от этого главного вопроса второстепенными вопросами».

30 ноября Черчилль опять по своей инициативе затронул вопрос о проливах. Он сказал: «России необходимо иметь выход к незамерзающим портам». Сталин согласился с этим, но сказал, что «этот вопрос можно будет обсудить позже». Черчилль продолжал: «Раньше англичане возражали против того, чтобы русские имели выход к теплым морям, но сейчас англичане не имеют против этого никаких возражений». Сталин ответил: «Если теперь не имеется возражений, то тогда надо пересмотреть вопрос и о режиме турецких проливов. Такая большая страна, как Россия, оказалась запертой в Черном море и не имеет из него выхода. Режим проливов сначала регулировался Севрским договором, затем Лозаннским договором, наконец, конвенцией, заключенной в Монтрё. Все это время англичане хотели задушить Россию, но если теперь англичане не хотят больше душить Россию, то необходимо, чтобы они облегчили режим проливов».

Черчилль ответил, что он с этим согласен, но сейчас желательно, чтобы Турция вступила в войну, поэтому он в настоящее время не хотел бы поднимать этот вопрос. Сталин с этим согласился и добавил, что «еще будет время обсудить вопрос и о портах, и о проливах».

Смотрите так же:  Почему отменили льготы ветераном труда

Из приведенных цитат может сложиться впечатление, что Сталин был не очень заинтересован в решении вопроса о проливах. На самом деле Сталин всегда придавал этой проблеме первостепенное значение. Однако не следует забывать, что в ноябре 1943 г. немцы были под Киевом и Ленинградом и им принадлежал Крым. А Англия и США к этому времени имели реальную возможность высадить десант в Дарданеллах.

Между тем турки вели себя более чем нагло. 18 июня 1941 г. правительство Турции подписало договор «о дружбе» с Германией. В 1941–1944 гг. проливы становятся важнейшей транспортной артерией Германии, Италии и Румынии.

Без поставок нефти из Румынии через проливы все Вооруженные силы Италии и немецкая армия Роммеля в Северной Африке полностью потеряли бы боеспособность. Из Средиземного моря в Черное постоянно перебрасывались войска Германии и Италии и военная техника. Боевые корабли Германии и Италии проходили проливы, лишь демонтируя часть вооружения. Естественно, турецкие юристы с помощью казуистики могут оправдать что угодно. Но фактически «нейтральная» Турция наносила огромный урон Красной Армии.

Таким образом, «казусов белли» (поводов к войне) у СССР было более чем достаточно. Сейчас можно только гадать, почему в 1944 г. Сталин не провел операцию по захвату проливов. СССР обладал лучшей в мире разведкой, которая всегда могла дать абсолютно законный повод к войне. Да и зачем искать повод. Заявило же советское правительство 5 сентября 1944 г., что «теперь не только Болгария будет вести войну против СССР, но и СССР будет воевать с Болгарией». Болгарская армия даже не сопротивлялась советским войскам. В Болгарию в сентябре 1944 г. было введено свыше 300 тысяч солдат, свыше 4 тысяч орудий, около 400 танков и около 1200 самолетов. Наши войска были хорошо вооружены и буквально рвались в бой. Это показала последующая (28 сентября — 28 октября) Белградская наступательная операция. А ведь все эти силы могли быть повернуты на юг. Туркам нечем было бороться с нашими танками Т-34, КВ и ИС. Господство в воздухе также было на нашей стороне.

Не следует забывать и о Черноморском флоте, который к началу 1944 г. имел в своем составе линкор «Севастополь» (двенадцать 305/52-мм орудий), 4 крейсера (из них три со 180-мм орудиями), 6 эскадренных миноносцев, 13 сторожевых кораблей, 29 подводных лодок, 47 торпедных катеров, 27 тральщиков, 44 канонерские лодки и 467 боевых самолетов.

Сопротивление турецких войск вряд ли отличалось бы от сопротивления румын и болгар в августе — сентябре 1944 г. Захват проливов с болгарского плацдарма занял бы не более недели. Немцы физически не смогли бы помочь туркам. Находившаяся в Югославии немецкая армейская группа «Сербия» была слишком слаба и блокирована югославскими партизанами. Союзники тоже не смогли бы ни за неделю, ни за две даже начать десантную операцию в Дарданеллах, чтобы «помочь русским».

Естественно, США и Англия были бы крайне недовольны взятием проливов под контроль СССР. Но тогда у них не было иного выхода. Они физически не могли пойти на разрыв с СССР.

Увы, идеальный момент был упущен. А дальше было поздно. 23 февраля 1945 г. Турция объявила войну Германии и Японии. Теперь она автоматически становилась союзницей СССР и формально даже могла претендовать на имущество и территории побежденных. Вот теперь бы Сталину кусать локти да помалкивать. Но именно тогда советское правительство начинает предъявлять претензии к Турции.

19 марта 1945 г. СССР денонсирует советско-турецкий договор 1925 г. о дружбе и нейтралитете. Молотов заявил турецкому послу в Москве С. Сарперу, что вследствие глубоких изменений, происшедших особенно в течение Второй мировой войны, этот договор не соответствует больше новой обстановке и нуждается в серьезном улучшении.

К этому времени советское руководство определило свою позицию по вопросу проливов. Она сводилась к следующему:

1. Конвенция, подписанная в Монтрё, как не отвечающая современным условиям, должна быть отменена.

2. Установление режима проливов должно находиться в компетенции Советского Союза и Турции.

3. Новый режим Черноморских проливов должен предусматривать создание, наряду с турецкими военными базами, советских военных баз в проливах в интересах безопасности СССР и Турции и поддержания мира в районе Черного моря [89].

В разговоре с послом Молотов поднял вопрос и о территориях, отошедших к Турции в 1921 г. (Карс, Ардаган и др.).

Сарпер настойчиво просил снять вопрос о территориях. На это Молотов заявил, что в подобном случае отпадает возможность заключения союзного договора и может идти речь только о заключении советско-турецкого договора о проливах, причем безопасность таковых не должна зависеть в будущем просто от воли Турции и ее реальных возможностей, а нужна реальная гарантия безопасности СССР в виде баз в проливах.

Посол отклонил это требование и заявил, что Турция готова рассмотреть вопрос о проливах, если будут исключены территориальные уступки со стороны Турции в пользу СССР и снят вопрос о базах в проливах в мирное время.

Трудно объяснить, почему ни Сталин, ни Молотов не понимали, что теперь западные союзники никогда не отдадут России проливы. И теперь, чтобы их получить, нужно не заменить Белградскую операцию на Стамбульскую, а начинать Третью мировую войну.

Британское правительство проявило инициативу в постановке вопроса о проливах на Потсдамской конференции. Этот вопрос обсуждался на шестом заседании глав правительств в Потсдаме 22 июля 1945 г. Первым выступил Черчилль, который заявил, что он «неоднократно выражал готовность разработать соглашение, согласно которому советский флаг — военно-морской и торговый — мог свободно плавать из Черного моря в Средиземное и обратно. Поэтому мы открываем обсуждение этого вопроса на основе дружественного согласия».

По предложению Сталина нашу позицию изложил Молотов. Он рассказал о переговорах с послом Турции Сарпером в Москве, о чем уже Сталин говорил Черчиллю 18 июля, и передал в письменном виде следующие предложения по проливам, которые, как сказал Молотов, были устно изложены послу Сарперу. «Предложения делегации СССР о Черноморских проливах. Конференция признала необходимым в отношении режима в Черноморских проливах: 233

1. Международная конвенция о режиме проливов, подписанная в Монтрё, как не отвечающая современным условиям, должна быть отменена в соответствующем нормальном порядке.

2. Установление режима проливов, единственного морского пути из Черного моря и обратно, должно находиться в компетенции Турции и Советского Союза — как наиболее заинтересованных и способных обеспечить свободу торгового мореплавания и безопасность в Черноморских проливах.

3. Новый режим проливов должен предусматривать в числе других мероприятий также следующее:

Турция и Советский Союз в интересах своей безопасности и поддержания мира в районе Черного моря обеспечивают совместными средствами в проливах недопущение использования этих проливов другими государствами во враждебных черноморским державам целях (наряду с турецкими военными базами — советские военные базы в проливах)».

Ознакомившись с этим проектом, Черчилль заявил, что в этой связи «возникают совсем другие вопросы. Речь идет о русской базе в проливах, а также о том, что никто не может иметь отношение к вопросу о Дарданеллах и Босфоре и проходе через них, кроме Турции и Советского Союза. Я уверен, что Турция никогда не согласится на это».

Это был категорический отказ. Англия и США больше не нуждались в помощи Красной Армии в борьбе с Германией и начали сомневаться, нужна ли им помощь в борьбе с Японией. Не следует забывать, что за 6 дней до этого разговора рано утром 16 июля 1945 г. американцы осуществили первый испытательный ядерный взрыв. Кстати, о взрыве почти немедленно доложили Сталину.

Англичане и американцы не только отвергли предложение СССР, но и выдвинули свои предложения по изменению конвенции Монтрё. Они предложили ввести принцип неограниченного прохода военного и торгового флота через проливы как в мирное, так и в военное время для всех государств.

Ясно, что внесенное США предложение по проливам, поддержанное Англией, не только не укрепляло безопасность СССР на Черном море, но, напротив, ее ослабляло. Черчилль и Трумэн хотели также лишить СССР и другие причерноморские государства даже тех небольших преимуществ, которые они имели по конвенции Монтрё.

На заседании 23 июля Сталин не стал комментировать это предложение США. Он это сделал на следующий день, 24 июля. Сталин заявил, что записка Трумэна не затрагивает вопроса о Турции и проливах. Трумэн говорит только о свободной навигации. Отметив, что в отношении проливов не удастся достичь соглашения, поскольку взгляды сильно расходятся, Сталин предложил отложить этот вопрос и заняться другими проблемами.

С 20 декабря 1945 г. и до конца 1946 г. в советской прессе и особенно в изданиях Грузии и Армении велась кампания за возвращение СССР Карса и Ардагана.

Чтобы запугать СССР, США устраивают провокацию. 5 апреля 1946 г. в Стамбул прибывает американский линкор «Миссури» (девять 406-мм орудий) в сопровождении эскорта эсминцев. Линкор привез тело покойного турецкого посла в США Мехмеда Мюнира Эртегюна. Естественно, что смерть посла была только поводом для нарушения конвенции Монтрё. Останься в живых посол, американцы бы привезли его сдохшую собачонку.

12 июля 1947 г. США предоставили Турции кредит в размере 100 миллионов долларов для закупок вооружения.

Спор об изменениях конвенции Монтрё затянулся и к началу 1947 г. совсем затих. Конвенция Монтрё сохранилась неизменной. Она регулирует режим проливов до сих пор.

3 декабря 1951 г. в Турции была введена смертная казнь за принадлежность к коммунистической партии Турции. А 18 февраля 1952 г. Турция вступает в НАТО.

После смерти Сталина в марте 1953 г. Молотов вновь стал министром иностранных дел [90].

30 мая 1953 г. Молотов сделал заявление турецкому послу Файку Хозару, в котором говорилось: «Как известно, в связи с истечением срока советско-турецкого договора от 1921 г., вопрос об урегулировании советско-турецких отношений затрагивался в официальных беседах представителей обоих государств несколько лет тому назад. В этих беседах фигурировали некоторые территориальные претензии Армянской ССР и Грузинской ССР к Турции, а также соображения Советского правительства относительно устранения возможной угрозы безопасности СССР со стороны Черноморских проливов. Правительственными и общественными кругами Турции это было воспринято болезненно, что не могло, в известной мере, не отразиться на советско-турецких отношениях.

Во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности правительства Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции. Что же касается вопроса о проливах, то Советское правительство пересмотрело свое прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так и для Турции».

18 июля 1953 г. посол Файк Хозар сделал ответное заявление Молотову, где говорилось об удовлетворении турецкого правительства и заботе его о сохранении добрососедских отношений и об укреплении мира и безопасности.

Чтобы и далее укреплять «мир и безопасность», Турция разрешает в 1959 г. разместить на своей территории 865-ю эскадрилью стратегических ракет армии США. На ее вооружении состояло тридцать 50-тонных ракет «Юпитер» с дальностью 3180 км. Ракеты несли моноблочные боеголовки мощностью 1 мегатонна.

Говорят, что Хрущев пришел в бешенство, когда кто-то сказал, что сейчас, мол, в Турции нацеливают «Юпитер» на его дачу.

Установка американских ракет в Турции была одной из причин посылки советских аналогов двадцати четырех пусковых установок Р-12 и шестнадцати пусковых Р-14 на Кубу.

В 1990-х гг. ряд «демократических» авторов сокрушался о том, что-де Хрущев устроил авантюру, послав ракеты на Кубу. Что, у нас не было иной возможности предотвратить вторжение американцев на Кубу, как начать тотальную войну? Такая возможность была.

В ответ на вторжение на Кубу советские войска могли бы начать операцию в проливах. И тут-то американцы мало чем могли бы помочь Турции, разве что развязать мировую войну. А размен Кубы на проливы был явно в нашу пользу.

Вообще говоря, размен все-таки состоялся, хотя и на куда более мелком уровне. СССР убрал свои Р-12 и Р-14 с Кубы, а США — свои «Юпитеры» из Турции и Италии, а «Торы»

— из Англии. Кроме того, американцы обещали не нападать на Кубу.

Мустафа Ататюрк

Мустафа Ататюрк: биография

Имя первого турецкого президента Мустафы Кемаля Ататюрка стоит в одном ряду с такими преобразователями истории, как Владимир Ленин, Джавахарлал Неру, Гамаль Абдель Насер, Ким Ир Сен, Мао Цзэдун. Для родной страны Ататюрк до сих пор культовая личность. Этому человеку турецкий народ обязан тем, что страна пошла по европейскому пути развития, а не осталась средневековым султанатом.

Детство и юность

Считается, что Ататюрк придумал себе и дату рождения, и имя. По одним источникам, день рождения Мустафы Кемаля — 12 марта 1881 года, повсеместно указываемую дату 19 мая — день начала борьбы за независимость Турции – он позднее выбрал сам.

Мустафа Риза родился в городе Салоники в Греции, которая в то время находилась под контролем Османской империи. Отец Али Риза-эфенди и мать Зюбейде-ханым по крови – турки. Но поскольку империя была многонациональной, среди предков могли оказаться славяне, греки и евреи.

Мустафа Ататюрк

Поначалу отец Мустафы служил в таможне, но из-за плохого здоровья уволился и занялся продажей древесины. Эта сфера деятельности не приносила больших доходов – семья жила очень скромно. Плохое здоровье отца сказалось на детях — из шести выжили только Мустафа и младшая сестра Макбуле. Позже, когда Кемаль стал главой государства, рядом с президентской резиденцией он возвел отдельный дом для сестры.

Мать Кемаля чтила Коран и поклялась, что если кто-то из детей выживет, то посвятит жизнь Аллаху. По настоянию Зюбейде начальное образование мальчика оказалось мусульманским – провел несколько лет в учебном заведении Хафыза Мехмет-эфенди.

Родители Мустафы Ататюрка

В возрасте 12 лет Мустафа уговорил мать отдать его в военную школу, на казенное существование. Там-то от учителя математики он получил прозвище Кемаль, что значит «совершенство», впоследствии сделав его фамилией. В школе и последовавших за ней Манастирской военной высшей школе и Оттоманском военном колледже Мустафа прослыл необщительным, вспыльчивым, чересчур прямолинейным человеком.

В 1902 году Мустафа Кемаль поступил в Оттоманскую академию Генштаба в Стамбуле, которую окончил в 1905-м. Во время учебы, помимо изучения основных предметов, Мустафа много читал, в основном труды Руссо, Вольтера, Гоббса, биографии исторических личностей. Отдельно выделял Наполеона. Завел дружбу с дипломатом Али Фетхи Окьяром, который познакомил молодого офицера с запрещенными цензурой книгами Шинаси и Намыка Кемаля. В это время в Мустафе начали зарождаться идеи патриотизма и национальной независимости.

По окончании академии Кемаля арестовали по обвинению в антисултанских настроениях и сослали в сирийский Дамаск. Здесь Мустафа основал партию «Ватан», что в переводе с турецкого означает «Родина». Сегодня «Ватан», пережив некоторые модификации, по прежнему стоит на позициях кемализма, остается значимой оппозиционной партией на политической арене Турции.

Мустафа Ататюрк в молодости

В 1908 году Мустафа Кемаль участвовал в Младотурецкой революции, которая ставила целью свержение режима султана Абдул-Хамида II. Под давлением общественности султан восстановил конституцию 1876 года. Но по большому счету ситуация в стране не изменилась, существенных реформ не проводилось, в широких массах росло недовольство. Не найдя общего языка с младотурками, Кемаль переключился на военную деятельность.

Смотрите так же:  Финансовый лизинг отчетность

Как об успешном военачальнике о Кемале заговорили в годы Первой мировой войны. Тогда Мустафа прославился в сражении с англо-французским десантом в проливе Дарданеллы, за что получил звание паши (равноценно генералу). В биографии Ататюрка имеются военные победы при Киречтепе и при Анафарталар 1915 года, успешная оборона от британских и итальянских войск, командование армиями и работа в министерстве обороны.

Генерал турецкой армии Мустафа Ататюрк

После капитуляции Османской империи в 1918 году Кемаль стал свидетелем того, как вчерашние союзники принялись по кусочкам растаскивать его родину. Началось расформирование армии. Призыв о сохранении целостности и независимости страны был услышан. Ататюрк отмечал, что продолжит борьбу до тех пор, пока «не уберет вражеские знамена из очагов дедов, пока в Стамбуле гуляют вражеские войска и предатели». Подписанный в 1920-м Севрский договор, закреплявший раздел страны, Кемаль объявил незаконным.

В том же 1920-м Кемаль объявил столицей государства Анкару и создал новый парламент — Великое Национальное Собрание Турции, на котором был избран председателем парламента и главой правительства. Победа турецких войск в сражении при Измире через 2 года заставила западные страны сесть за стол переговоров.

Основатель Турецкой Республики Мустафа Ататюрк

В октябре 1923 года провозглашена республика, высшим органом государственной власти — меджлис (турецкий парламент), а Мустафа Кемаль избран президентом. В 1924 году, после упразднения султаната и халифата, Османская империя прекратила свое существование.

Добившись освобождения страны, Кемаль приступил к решению задач по модернизации экономики и социальной жизни, политического режима и формы правления. Еще находясь на военной службе, Мустафа ездил в многочисленные командировки и пришел к выводу, что Турция тоже должна стать современной и процветающей державой, и единственный путь к этому — европеизация. Последовавшие затем реформы подтвердили, что Ататюрк до конца придерживался этой идеи.

Мустафа Ататюрк выходит из здания парламента

В 1924-м принята конституция Турецкой республики, действовавшая до 1961 года, и новый Гражданский кодекс, во многом похожий на швейцарский. Турецкое уголовное право взяло основы у итальянского, а коммерческое — у германского.

В основу светской системы образования положена идея национального единства. В судопроизводстве запрещено применять законы шариата. В целях развития экономики принят закон о поощрении промышленности. В результате за первые 10 лет существования Турецкой республики создана 201 акционерная компания. В 1930 году основан Центральный банк Турции, в результате чего иностранный капитал перестал играть доминирующую роль в финансовой системе страны.

Мустафа Ататюрк на встрече с гражданами

Ататюрком введено европейское исчисление времени, суббота и воскресенье объявлены выходными днями. В приказном порядке введены европейские головные уборы и одежда. Арабский алфавит переведен на латинскую основу. Провозглашено равенство мужчин и женщин, хотя на деле по сей день мужчина сохраняет привилегированное положение. В 1934 году запрещены старые титулы и введены фамилии. Первым такой чести парламент удостоил Мустафу Кемаля, наделив фамилией Ататюрк – «отец турок» или «великий турок».

Ошибочно считать Кемаля вероотступником. Правильнее говорить о попытках приспособить ислам к ежедневным потребностям. Тем более, что кемалистам в дальнейшем пришлось пойти на уступки: открыть богословский факультет в университете, объявить день рождения пророка Мухаммеда праздничным днем. Ататюрк писал:

«Наша религия — самая разумная и самая совершенная из религий. Чтобы выполнить свою естественную миссию, она должна согласовываться с разумом, знаниями, наукой, логикой, наша религия может вполне соответствовать этим требованиям».

Мустафа Ататюрк еще трижды – в 1927, 1931 и 1935-м – переизбирался президентом. В годы его руководства Турция установила дипломатические отношения с рядом государств, получила предложение вступить в Лигу наций. Придало вес и географическое положение страны. Западноевропейские политики уже тогда оценили возможности Турции в налаживании отношений со странами Ближнего и Среднего Востока.

Мустафа Ататюрк в последние годы

По инициативе Турции утверждена Конвенция Монтрё, до сих пор успешно регулирующая режим прохождения Босфора и Дарданелл, соединяющих Черное и Эгейское моря.

С другой стороны, радикальная националистическая политика Ататюрка отмечена насаждением турецкого языка, гонениями на евреев и армян, подавлением повстанческого движения курдов. Кемаль запретил профсоюзы и политические партии (за исключением правящей – Народно-республиканской), хотя понимал недостатки однопартийной системы.

Свое изложение становления турецкой государственности Ататюрк изложил в труде под названием «Речь». Отдельной книгой «Речь» издается до сих пор, цитаты современные политики используют для придания красочности собственным выступлениям.

Личная жизнь первого президента Турции не менее бурная, чем общественная. Первую любовь Мустафы звали Елена Каринти. Девушка происходила из богатой купеческой семьи, а Кемаль в ту пору учился в военном училище. Отцу девушки не понравился бедный жених, и он поспешил найти для дочери более выгодную партию.

Мустафа Ататюрк и его жена Латифе Ушаклыгиль

Во время военной службы Кемалю пришлось жить в разных городах, и везде он находил женскую компанию. Среди его приятельниц называют устроительницу султанских приемов Рашу Петрову, дочь военного министра Болгарии Димитриану Ковачеву.

С 1923 по 1925 Ататюрк состоял в браке с Латифе Ушаклыгиль, с которой познакомился в Смирне. Латифе также принадлежала к богатой семье, получила образование в Лондоне и Париже. Своих детей у пары не было, поэтому обзавелись 7 (в некоторых источниках 8) приёмными дочерьми и сыном, а также опекали двух мальчиков-сирот.

Дочери Мустафы Ататюрка

Дочь Сабиха Гёкчен позже стала первой турецкой женщиной-пилотом и военным летчиком, сын Мустафа Демир – профессиональным политиком. Дочь Афет Инан — первая в Турции женщина-историк.

В чем была причина расставания с Латифе – неизвестно. Женщина переехала в Стамбул и каждый раз уезжала из города, если туда приезжал Ататюрк.

Ататюрк, как обычные люди, не избегал развлечений. Известно, что Кемаль пристрастился к алкоголю, смерть от цирроза печени застала его в Стамбуле в ноябре 1938 года.

Мавзолей Мустафы Ататюрка

Через 15 лет прах первого президента перевезли в мавзолей Аныткабир. Там же находится мемориальный музей, где выставлены одежда, предметы личного пользования, фотографии.

Конвенция о режиме проливов (г. Монтре, 1936)

Его Величество Король Болгар, Президент Французской Республики, Его Величество Король Великобритании, Ирландии и Британских Доминионов за морями, Император Индии, Его Величество Король Эллинов, Его Величество Император Японии, Его Величество Король Румынии, Президент Турецкой Республики, Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик, Его Величество Король Югославии;

Одушевленные желанием упорядочить проход и судоходство в проливе Дарданеллы, в Мраморном море и в Босфоре, обнимаемых общим определением «Проливы», в целях ограждения, в рамках отвечающих безопасности Турции и безопасности, в Черном море, прибрежных государств, принципа, закрепленного статьей 23 Мирного договора, подписанного в Лозанне 24 июля 1923 года;

Решили заменить настоящей Конвенцией Конвенцию, подписанную в Лозанне 24 июля 1923 года, и назначили для этой цели своими Уполномоченными, а именно:

Его Величество Король Болгар:

г. д-ра Николая П. Николаева, полномочного министра, генерального секретаря Министерства Иностранных Дел и Культов;

г. Петра Неикова, полномочного министра, директора политических дел в Министерстве Иностранных Дел и Культов.

Президент Французской Республики:

г. Поль-Бонкура, сенатора, постоянного делегата Франции при Лиге Наций, бывшего председателя Совета Министров, бывшего министра иностранных дел, кавалера ордена почетного легиона и военного креста;

г. Анри Понсо, чрезвычайного и полномочного посла Французской Республики в Анкаре, кавалера большого офицерского креста ордена почетного легиона.

Его Величество Король Великобритании, Ирландии и Британских Доминионов за морями, Император Индии:

За Великобританию и Северную Ирландию и всё части Британской империи, которые не являются отдельными членами Лиги Наций:

Достопочтенного лорда Стэнлея, Т. С., В. К., Ч. П., парламентского секретаря в Его Адмиралтействе;

За Коммонвельс Австралии:

Достопочтенного Стэнлея Мельбурна Брюса, К. 3., В. К., верховного комиссара Коммонвельса Австралии в Лондоне.

Его Величество Король Эллинов:

г. Николая Политиса, чрезвычайного посланника и полномочного министра Греции в Париже, бывшего министра иностранных дел;

г. Рауля Бибика Росетти, постоянного делегата Греции при Лиге Наций.

Его Величество Император Японии:

г. Наотаке Сато, джюсамми, большой крест ордена восходящего солнца, чрезвычайного и полномочного посла в Париже;

г. Масса-аки Хотта, джюшии, кавалера второго класса ордена восходящего солнца, чрезвычайного посланника и полномочного министра в Берне.

Его Величество Король Румынии:

г. Николая Титулеску, министра статс-секретаря Ведомства Иностранных Дел;

г. Константина Концеско, полномочного министра, делегата Румынии в Дунайских Европейской и Международной Комиссиях;

г. Веспазиана Пелла, чрезвычайного посланника и полномочного министра в Гааге.

Президент Турецкой Республики:

г. доктора Рюштю Араса, министра иностранных дел, депутата Измира;

г. Суада Даваза, чрезвычайного и полномочного посла Турецкой Республики в Париже;

г. Нумана Менеменджиоглу, посла Турции, генерального секретаря Министерства Иностранных Дел;

г. Асима Гюндюза, генерала армейского корпуса, помощника начальника Генерального Штаба;

г. Неджмедина Садака, постоянного делегата Турции при Лиге Наций, депутата Сиваса, докладчика Комиссии по Иностранным Делам.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Максима Литвинова, члена Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик, народного комиссара иностранных дел.

Его Величество Король Югославии:

г. Ивана Субботича, постоянного делегата королевства Югославии при Лиге Наций.

Которые, по предъявлении своих полномочий, признанных составленными в должной и надлежащей форме, согласились о следующих постановлениях:

Статья 1 Править

Высокие Договаривающиеся Стороны признают и подтверждают принцип права свободы прохода и мореплавания в Проливах.

Осуществление указанного права будет впредь регулироваться постановлениями настоящей Конвенции.

Раздел I. Торговые суда Править

Статья 2 Править

В мирное время торговые суда будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в Проливах, днем и ночью, независимо от флага и груза, без каких-либо формальностей, под условием соблюдения постановлений следующей ниже статьи 3. Никакие сборы или платы, иные чем те, взимание которых предусмотрено приложением 1 к настоящей Конвенции, не будут взыскиваться турецкими властями с этих судов при проходе их транзитом без остановки в одном из портов Проливов.

Для облегчения взимания этих сборов или плат торговые суда, следующие через Проливы, должны сообщать должностным лицам станции, указанной в статье 3, свои название, флаг, тоннаж, место назначения и отправления.

Проводка лоцманами и пользование буксирными судами остаются необязательными.

Статья 3 Править

Всякое судно, которое войдет в Проливы из Эгейского моря или из Черного моря, должно будет остановиться у санитарной станции при входе в Проливы, дабы подвергнуться санитарному осмотру, установленному турецкими правилами в рамках международных санитарных правил. Этот осмотр в отношении судов, имеющих чистый санитарный патент или предъявивших санитарную декларацию, удостоверяющую, что они не подпадают под действие постановлений абзаца 2 настоящей статьи, будет производиться как днем, так и ночью, с максимально возможной быстротой; упомянутые выше суда не будут обязаны останавливаться в каком-либо другом пункте Проливов во время своего прохода.

Суда, имеющие на борту случаи чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного тифа или оспы или имевшие таковые на борту за последние семь дней, а также суда, покинувшие зараженный порт менее как за пять суток, будут обязаны останавливаться у санитарной станции, указанной в предыдущем абзаце, для принятия на борт санитарных надсмотрщиков, если таковые будут назначены турецкими властями. В связи с этим не будет взиматься никаких сборов или плат, а надсмотрщиков будет необходимо высаживать на санитарной станции при выходе из Проливов.

Статья 4 Править

Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, торговые суда, независимо от флага и груза, будут пользоваться правом свободы прохода и плавания в Проливах, на условиях, предусмотренных в статьях 2 и 3.

Проводка лоцманами и пользование буксирными судами остаются необязательными.

Статья 5 Править

Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, торговые суда, не принадлежащие к стране, находящейся в войне с Турцией, будут пользоваться правом свободы прохода и плавания в Проливах, при условии, что (эти суда) никаким образом не оказывают содействия противнику.

Эти суда должны будут входить в Проливы днем; проход должен будет осуществляться по пути, который в каждом отдельном случае будет указываться турецкими властями.

Статья 6 Править

В случае, если Турция считала бы себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, применение постановлений статьи 2 будут тем не менее продолжаться, с тем, однако, что суда должны будут входить в Проливы днем и что проход должен будет совершаться по пути, указываемому, в каждом отдельном случае турецкими властями.

Проводка лоцманами может, в этом случае, быть сделана обязательной, но будет бесплатной.

Статья 7 Править

Понятие «торговые суда» применяется ко всем судам, которые не предусмотрены разделом II настоящей Конвенции.

Раздел II. Военные корабли Править

Статья 8 Править

В целях настоящей Конвенции определением, подлежащим применению к военным кораблям и к их спецификации, а также к исчислению тоннажей является определение, изложенное в приложении II к настоящей Конвенции.

Статья 9 Править

Вспомогательные корабли военного флота, исключительно приспособленные для перевозки жидкого или иного топлива, не будут обязаны предуведомлением, предусмотренным в статье 13, и не будут входить в исчисление тоннажей, подлежащих ограничению в силу статей 14 и 18, при условии прохождения через Проливы в одиночку. Однако они будут подводимы под военные корабли в отношении других условий прохода.

Вспомогательные корабли, указанные в предыдущем абзаце, могут пользоваться изложенным выше отступлением, лишь если их вооружение состоит: в отношении артиллерии против плавучих целей не более чем из двух орудий максимального калибра в 105 мм; в отношении артиллерии против воздушных целей, не более чем из двух аппаратов максимального калибра в 75 мм.

Статья 10 Править

В мирное время легкие надводные корабли, небольшие боевые суда и вспомогательные суда, независимо от того, принадлежат ли они Державам, прибрежным к Черному морю, или нет, каков бы ни был их флаг, могут пользоваться правом свободы прохода через Проливы, без каких-либо сборов или плат, поскольку они входят туда днем и на условиях, предусмотренных в изложенных ниже статьях 13 и следующих.

Военные корабли, иные чем те, которые подходят под классы, указанные в предыдущем абзаце, будут иметь право прохода лишь на особых условиях, предусмотренных в статьях 11 и 12.

Статья 11 Править

Прибрежным к Черному морю Державам разрешается проводить через Проливы свои линейные корабли тоннажа, превышающего тоннаж, предусмотренный в первом абзаце статьи 14, при условии, что эти корабли следуют через Проливы в одиночку, эскортируемые не более чем двумя миноносцами.

Статья 12 Править

Державы, прибрежные к Черному морю, будут иметь право проводить через Проливы, в целях возвращения к их базе, свои подводные лодки, сооруженные или купленные вне этого моря, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или о покупке.

Подводные лодки, принадлежащие названным Державам, могут равным образом проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точные данные по этому поводу будут даны Турции.

И в том и в другом случае подводные лодки должны будут плавать днем и притом на поверхности и проходить через Проливы в одиночку.

Статья 13 Править

Для прохода в Проливах военных кораблей Турецкому Правительству дипломатическим путем должно быть сделано предуведомление. Нормальный срок предуведомления будет восемь дней; однако является желательным, чтобы для Держав, неприбрежных к Черному морю, он был доводим до пятнадцати дней. В предуведомлении будут указываться место назначения, название, тип и количество кораблей, а также дата прохода в первоначальном направлении, и если таковое имеет место, то и при возвращении. Всякое изменение даты должно составить предмет предуведомления за три дня.

Смотрите так же:  Почётная грамота министерства образования и науки рф льготы

Вход в Проливы для прохода в первоначальном направлении должен иметь место в пятидневный срок со дня, указанного в первоначальном предуведомлении. По истечении этого срока должно быть дано новое предуведомление, на таких же условиях, как и для начального предуведомления.

При проходе начальник морского отряда сообщит, не будучи обязанным останавливаться, сигнальной станции, расположенной при входе в Дарданеллы или в Босфор, точный состав отряда, находящегося под его командованием.

Статья 14 Править

Общий максимальный тоннаж всех судов иностранных морских отрядов, могущих находиться в состоянии транзита через Проливы, не должен превышать 15000 тонн за исключением случаев, предусмотренных в статье 11 и в приложении III к настоящей Конвенции.

Однако отряды, указанные в предшествующем абзаце, не должны состоять более чем из девяти кораблей.

Не будут включаться в этот тоннаж корабли, принадлежащие Державам, прибрежным к Черному морю или не прибрежным, которые, согласно постановлениям статьи 17, наносят визит в один из портов Проливов.

Не будут, далее, включены в этот тоннаж военные корабли, которые потерпели бы аварию при прохождении; эти корабли будут обязаны соблюдением во время ремонта особых правил безопасности, издаваемых Турцией.

Статья 15 Править

Военные корабли, проходящие Проливы транзитом, не могут, ни в каком случае, использовать воздушные суда, которые могли бы на них находиться.

Статья 16 Править

Военные корабли, проходящие Проливы транзитом, не должны будут, за исключением аварии или несчастья на море, пребывать там свыше времени, необходимого для совершения их прохода.

Статья 17 Править

Постановления предыдущих статей не могут ни в каком случае воспрепятствовать морскому отряду любого тоннажа и состава нанести по приглашению Турецкого Правительства краткосрочный визит вежливости в порт Проливов. Этот отряд должен покинуть Проливы тем же путем, что и для входа, если только он не удовлетворяет условиям, требуемым для прохода в Проливах транзитом, согласно постановлениям статей 10, 14 и 18.

Статья 18 Править

1. Общий тоннаж, который Державы, не прибрежные к Черному морю, могут иметь в этом море в мирное время, ограничивается следующим образом:

a) За исключением случая, предусмотренного в параграфе b), следующем ниже, общий тоннаж названных держав не будет превышать 30000 тонн;

b) В случае, если, в любой данный момент, тоннаж наиболее сильного флота в Черном море превысит по крайней мере на 10000 тонн тоннаж наиболее сильного флота в этом море ко дню подписания настоящей Конвенции, то общий тоннаж в 30000 тонн, предусмотренный в параграфе а), будет увеличен настолько же, вплоть до максимальной цифры в 45000 тонн. В этих целях каждая прибрежная Держава будет сообщать, согласно приложению IV к настоящей Конвенции, Турецкому Правительству 1 января и 1 июля каждого года, общий тоннаж своего флота в Черном море, а Турецкое Правительство будет передавать эти сведения другим Высоким Договаривающимся Сторонам, равно как Генеральному Секретарю Лиги Наций;

c) Тоннаж, который какая-либо из неприбрежных Держав будет иметь право иметь в Черном море, будет ограничен двумя третями общего тоннажа, предусмотренного в изложенных выше параграфах а) и b);

d) Однако, в случае если одна из Держав, не прибрежных к Черному морю, или несколько из них пожелали бы послать туда, для гуманитарных целей, морской отряд, то этот отряд, который в целом не должен будет, ни в каком случае, превысить 8000 тонн, будет допущен ко входу в Черное море без предуведомления, предусмотренного в статье 13 настоящей Конвенции, путем разрешения, полученного от Турецкого Правительства на следующих условиях: если общий тоннаж, предусмотренный выше в параграфах а) и b), не достигнут и не будет превышен отрядом, посылка которого испрашивается, то Турецкое Правительство даст названное разрешение в кратчайший срок по получении обращенной к нему просьбы; если названный общий тоннаж окажется уже использованным или если он был бы превышен отрядом, посылка которого испрашивается, то Турецкое Правительство немедленно осведомит о просьбе дать разрешение другие прибрежные Державы Черного моря; если эти Державы через сутки после получения об этом уведомления не предъявят против этого возражения, то оно сообщит заинтересованным Державам не позднее чем в надлежащий двухсуточный срок о решении, которое будет принято им относительно их просьбы.

Всякий последующий вход в Черное море морского отряда неприбрежных Держав будет иметь место лишь в свободных рамках общего тоннажа, предусмотренного в изложенных выше параграфах а) и b).

2. Какова бы ни была цель их пребывания в Черном море, военные корабли неприбрежных Держав не могут оставаться там более двадцати одного дня.

Статья 19 Править

Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, военные корабли будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в Проливах, на условиях, тождественных тем, которые указаны в статьях 10-18.

Однако военные корабли всякой воюющей Державы не будут иметь право проходить через Проливы, за исключением случаев, подпадающих под применение статьи 25 настоящей Конвенции, а также в случае помощи, оказываемой Государству, явившемуся жертвой нападения, в силу договора о взаимной помощи, обязывающего Турцию, заключенного в рамках Статута Лиги Наций, зарегистрированного и опубликованного согласно постановлениям статьи 18 названного Статута.

В исключительных случаях, предусмотренных в предшествующем абзаце, не будут применяться ограничения, указанные в статьях 10-18.

Несмотря на воспрещение прохода, установленное выше в абзаце 2, военные корабли воюющих держав, прибрежных или не прибрежных к Черному морю, отделенные от портов своей основной стоянки, могут вернуться в эти порты.

Военным кораблям воюющих воспрещается производить в Проливах всякого рода захваты, осуществлять право осмотра и производить какие-либо враждебные действия.

Статья 20 Править

Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, постановления статей 10-18 не будут применяться; проход военных кораблей будет зависеть исключительно от усмотрения Турецкого Правительства.

Статья 21 Править

В случае если Турция считала бы себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, она будет иметь право применять постановления статьи 20 настоящей Конвенции.

Военные корабли, которые, пройдя Проливы ранее использования Турцией возможности, предоставляемой ей предшествующим абзацем, оказались бы таким образом отделенными от портов своей основной стоянки, могут вернуться в эти порты. Условлено, однако, что Турция может не дать воспользоваться этим правом кораблям Государства, позиция которого вызвала бы применение настоящей статьи.

Если Турецкое Правительство использует возможности, предоставляемые ей изложенным выше абзацем первым, она уведомит об этом Высокие Договаривающиеся Стороны, а также Генерального Секретаря Лиги Наций.

Если Совет Лиги Наций большинством в две трети голосов решит, что меры, принятые таким образом Турцией, необоснованы, и если таково будет равным образом мнение большинства Высоких Договаривающихся Сторон, подписавших настоящую Конвенцию, то Турецкое Правительство обязуется отменить данные меры, а также те, которые были бы приняты в силу статьи 6 настоящей Конвенции.

Статья 22 Править

Военные корабли, имеющие на борту случаи чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного тифа или оспы или имевшие таковые на борту по крайней мере за последние семь дней, а также корабли, покинувшие зараженный порт не менее как за пять суток, должны будут проходить в Проливах в карантине и применять судовыми средствами необходимые профилактические меры, для избежания всякой возможности заражения Проливов.

Раздел III. Воздушные суда Править

Статья 23 Править

Для обеспечения прохода гражданских воздушных судов между Средиземным морем и Черным морем, Турецкое Правительство будет указывать, вне запретных зон Проливов, воздушные маршруты, предназначенные для этого прохода; гражданские воздушные суда могут использовать эти пути, делая Турецкому Правительству для эпизодических воздушных рейсов, предуведомления за три дня, а для регулярных воздушных рейсов — общее предуведомление о датах прохода.

С другой стороны, несмотря на ремилитаризацию Проливов, Турецким Правительством будут предоставлены необходимые облегчения по проходу, на началах полной безопасности, гражданских воздушных судов, получивших разрешение в силу воздушной регламентации, действующей в Турции, на перелет турецкой территории между Европой и Азией. В тех случаях, когда разрешение на перелет было бы дано, периодически будет указываться маршрут, по которому надлежит следовать в зоне Проливов.

Раздел IV. Общие постановления Править

Статья 24 Править

Функции Международной Комиссии, образованной в силу Конвенции о режиме Проливов от 24 июня 1923 года, передаются Турецкому Правительству.

Турецкое Правительство обязуется составлять статистику и давать сведения, относящиеся к применению статей 11, 12, 14 и 18.

Оно должно наблюдать за выполнением любого из постановлений настоящей Конвенции, имеющего отношение к проходу военных кораблей в Проливах.

Как только оно будет предуведомлено о предстоящем проходе в Проливах иностранного морского отряда, турецкое Правительство сообщит представителям Высоких Договаривающихся Сторон в Анкаре о составе этого отряда, о его тоннаже, о дате, предусмотренной для его входа в Проливы и, если это имеет место, о вероятной дате его возвращения.

Турецкое Правительство будет ежегодно посылать Генеральному Секретарю Лиги Наций, а также Высоким Договаривающимся Сторонам доклады, указывающие на движение иностранных военных кораблей в Проливах и дающие всякие сведения, полезные для торговли, мореплавания и воздушного передвижения, которые имеются в виду в настоящей Конвенции.

Статья 25 Править

Ни одно из постановлений настоящей Конвенции не наносит ущерба правам и обязанностям, вытекающим из Статута Лиги Наций для Турции или для всякой другой Высокой Договаривающейся Стороны, являющейся членом Лиги Наций.

Раздел V. Заключительные постановления Править

Статья 26 Править

Настоящая Конвенция будет ратифицирована в возможно кратчайший срок.

Ратификационные грамоты будут сданы в архивы Правительства Французской Республики в Париже.

Японское Правительство будет иметь право ограничиться сообщением Правительству Французской Республики через своего дипломатического представителя в Париже, что ратификация последовала, и, в этом случае, оно должно будет передать ратификационную грамоту возможно скорее.

Протокол о сдаче будет составлен, как только будут сданы шесть ратификационных грамот, включая грамоту Турции. В этих целях сообщение, предусмотренное в предыдущем абзаце, будет равносильно сдаче ратификационной грамоты.

Настоящая Конвенция вступит в силу со дня подписания этого протокола.

Французское Правительство передаст всем Высоким Договаривающимся Сторонам заверенную копию протокола, указанного в предыдущем абзаце, и протоколов о сдаче последующих ратификаций.

Статья 27 Править

Со дня своего вступления в силу настоящая Конвенция будет открыта для присоединения всякой Державы, подписавшей Лозаннский Мирный Договор от 24 июля 1923 года.

О всяком присоединении будет сообщено дипломатическим путем Правительству Французской Республики, a последним — всем Высоким Договаривающимся Сторонам.

Оно вступит в силу со дня сообщения Французскому Правительству.

Статья 28 Править

Настоящая Конвенция будет иметь двадцатилетний срок действия со дня ее вступления в силу.

Однако принцип права свободы прохода и плавания, объявленный в статье 1 настоящей Конвенции, будет иметь срок действия без ограничения времени.

Если за два года до истечения указанного двадцатилетнего периода ни одна из Высоких Договаривающихся Сторон не сообщит Французскому Правительству предуведомление о денонсиации, то настоящая Конвенция останется в силе до того, как истекут два года после посылки предуведомления о денонсиации. Это предуведомление будет сообщено Французским Правительством Высоким Договаривающимся Сторонам.

Если настоящая Конвенция была бы денонсирована согласно постановлениям настоящей статьи, то Высокие Договаривающиеся Стороны соглашаются быть представленными на конференции для составления текста новой конвенции.

Статья 29 Править

По истечении каждого пятилетнего периода, считая со дня вступления в силу настоящей Конвенции, каждая из Высоких Договаривающихся Сторон может взять на себя инициативу предложить изменение одного или нескольких из постановлений настоящей Конвенции.

Для того, чтобы быть принятой к производству, просьба о пересмотре, заявленная одною из Высоких Договаривающихся Сторон, должна быть поддержана другой Договаривающейся Стороной, если дело идет об изменениях в статье 14 или в статье 18, и, если дело идет об изменениях во всякой другой статье, — двумя другими Высокими Договаривающимися Сторонами.

Просьба о пересмотре, таким образом поддержанная, должна быть сообщена всем Высоким Договаривающимся Сторонам за три месяца до истечения текущего пятилетнего периода. Это предуведомление будет содержать указания на предлагаемые изменения и их обоснование.

Если невозможно договориться об их предложениях дипломатическим путем, Высокие Договаривающиеся Стороны пошлют своих представителей на конференцию, которая будет созвана для этой цели.

Эта конференция будет иметь право принимать решения лишь единогласно за исключением случаев пересмотра, относящихся к статье 14 и к статье 18, по каковым будет достаточно большинства трех четвертей Высоких Договаривающихся Сторон.

Это большинство будет исчислено, включая в него три четверти Высоких Договаривающихся Сторон, прибрежных к Черному морю включая Турцию.

В удостоверение чего поименованные выше уполномоченные подписали настоящую Конвенцию.

Совершено в Монтре, двадцатого июля тысяча девятьсот тридцать шестого года в одиннадцати экземплярах, из которых первый, имеющий печати уполномоченных, будет сдан в архивы Правительства Французской Республики, а другие будут переданы подписавшимся Державам.

(М. П.) (подп.) Н. П. Николаев

(М. П.) (подп.) Петр Неиков

(М. П.) (подп.) Ж. Поль-Бонкур

(М. П.) (подп.) А. Понсо

(М. П.) (подп.) Стэнлей

(М. П.) (подп.) С. М. Брюс

(М. П.) (подп.) Н. Политис

(М. П.) (подп.) Рауль Бибика Росетти

Нижеподписавшиеся, уполномоченные Японии, заявляют от имени своего Правительства, что постановления настоящей Конвенции не изменяют ни в чем позицию Японии как Государства, не являющегося членом Лиги Наций, как в отношении Статута Лиги Наций, так и в отношении договоров о взаимной помощи, заключенных в рамках названного Статута, и что Япония сохраняет, в частности, в отношении этого Статута и этих договоров, упомянутых в постановлениях статей 19 и 25, полную свободу оценки.

Читайте так же:

  • Приказ 200 мо рф 2003 Приказ Министра обороны РФ от 20 августа 2003 г. N 200 "О порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказом Минобороны России от 20 октября […]
  • Льготы многодетным семьям по пензенской области Меры социальной поддержки и льготы в Пензе и Пензенской области в 2019 году Социальная поддержка в регионах Меры социальной поддержки и льготы в Пензе и Пензенской области в 2019 году Меры социальной поддержки, предоставляемые уполномоченным органом в сфере социальной […]
  • Порядок заполнения енвд 2019 Декларация ЕНВД Какие отчеты сдают ИП и организации на ЕНВД? Как часто происходит сдача декларации? Есть ли сервисы, упрощающие сдачу отчетности компаниям на спецрежимах? Ответы на эти и другие важные вопросы — в нашем материале. Бланк декларации ЕНВД скачать […]
  • Претензия о возврате денег за сапоги Самозащита потребителя Закон "О защите прав потребителей" Инструкции потребителя Образцы претензий Образцы исковых заявлений Вопросы и ответы претензия обувь образец В претензии Вам необходимо указать, кому Вы ее предъявляете, представиться и своими словами описать […]
  • Недвижимость дарение или наследство Что выгоднее оформить в финансовом плане – дарственную или завещание? В настоящее время доходы, получаемые от физических лиц в порядке наследования, а также доходы, получаемые от физических лиц-членов семьи или близких родственников в порядке дарения, не подлежат […]
  • Приказ 585 2019 Приказ Министерства энергетики РФ от 13 декабря 2011 г. N 585 "Об утверждении Порядка ведения раздельного учета доходов и расходов субъектами естественных монополий в сфере услуг по передаче электрической энергии и оперативно-диспетчерскому управлению в […]