Наш Новороссийск - городская газета
Вторник, 11 Декабря 2018, 4:04
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Общество

РАСКАЯНИЕ — ПУТЬ К СВОБОДЕ

На очередном запуске «социального лифта» в колонии-поселении №10 шанс быстрее обрести свободу получили осужденные, которые стремятся сбросить тяжелый груз прошлого и четко обозначили свои ориентиры в жизни после отбытия срока.

Комиссия, куда, кроме сотрудников администрации колонии, входят общественники, всегда старается подробно выяснить обстоятельства, толкнувшие человека на преступление. Чаще всего осужденные, пытающиеся заручиться поддержкой при рассмотрении их ходатайств об условно-досрочном освобождении (УДО) либо замене наказания на более мягкое, стараются быть откровенными, понимают, что искренность — это тоже признак пересмотра противозаконного эпизода из своего прошлого. Если этого нет, то и поддержки может не быть. Положительное решение комиссии необходимо как свидетельство в суде, где будет решаться вопрос о смягчении наказания.

Так, например, произошло после рассмотрения прошения, поданного 41-летней женщиной, осужденной за содержание наркопритона. Ранее она была судима за то, что не платила алименты бывшему мужу, который воспитывает троих детей, да к тому же еще один ребенок находится в приемной семье, есть и совершеннолетняя дочь. Эти сведения уже насторожили комиссию, а когда осужденная начала увиливать от честных ответов на вопрос об употреблении наркотиков, то разочарование стало нарастать. Характеристика, данная руководством отряда, тоже не давала поводов для оптимизма — пассивная, склонная к нарушениям распорядка дня, было видно, что не особо огорчится, если получит отказ.

Так и произошло. Но руководство колонии попросило отца Николая, протоиерея, руководителя отдела по тюремному служению Новороссийской епархии, уделить этой осужденной больше внимания. Возможно, через ее религиозные чувства (женщина посещала собрания баптистов) можно будет возродить ее материнский инстинкт и чувство ответственности и за себя, и за будущее своих детей.

И, напротив, поддержкой заручилась женщина, которую характеризовали очень хорошо: работает, активна, не нарушает правил, поддерживает хорошие отношения с семьей. Дама попала в колонию за то, что, будучи учредителем фирмы, незаконно получила кредит. Видно, что не потерянный для общества человек, все переоценила, и, если вторую половину срока женщина поработает на свободе, то и быстрее с кредитом рассчитается, и семья сохранится.

Поддержали и молодую девушку, осужденную на год за кражу телефона. В учреждении она на хорошем счету, активна, хорошо работает. Сейчас хочет добиться смягчения наказания — вместо колонии пойти на исправительные работы. Признает, что в силу молодости совершила глупость, которая и обернулась обвинительным приговором. Обещает, что в дальнейшей жизни учтет то, что произошло.

Долгим был разговор с девушкой-наркоманкой. Она говорила, что только тут осознала пагубность этого пристрастия, что после освобождения хочет открыть свой бизнес и порвать с друзьями, которые и втянули ее в эту беду. Выяснилось, что, пока находилась под следствием, прошла курс реабилитации и, находясь в колонии, хорошо работает, виден положительный настрой. Пока ее срок ходатайства об УДО не близок, однако генеральная репетиция состоялась.

Без долгих споров было поддержано ходатайство об условно-досрочном освобождении мужчины, осужденного за совершение ДТП, в котором погиб человек. Из материалов дела было видно, что определенную роль в происшествии сыграло и трагическое стечение обстоятельств, а осужденного характеризуют как очень ответственного, добросовестного человека, хорошего семьянина, к тому же он погашает назначенный судом материальный иск.

Молодой парень, тоже виновник ДТП со смертельным исходом, был искренен — да, виноват, еще до суда возмещал материальный ущерб семье погибшего, в колонии на хорошем счету, работает, активен, режим содержания не нарушает. Уже будучи здесь, женился, строит большие планы на будущее. Ну а комиссия по оценке поведения осужденных и определению условий отбытия наказаний не против — если их убедил, то пусть попробует убедить суд.

Текст: Матвей Прокопенко.