Наш Новороссийск - городская газета
Среда, 12 Декабря 2018, 8:03
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
ЗАТЯНУЛИ ПОЯСА И ЖДУТ ПЕРЕМЕН

ЗАТЯНУЛИ ПОЯСА И ЖДУТ ПЕРЕМЕН

В этом году наша страна стала больше на целый полуостров. Что же представляет из себя новый кусочек нашей с вами родины? Мне довелось побывать в Крыму в частной поездке. Поэтому есть о чем рассказать.

Полуостров Крым сегодня для огромного большинства некрымских жителей начинается с паромной переправы через Керченский пролив. В межсезонье это дело осложняется тем, что из-за штормов судам порой не разрешают выходить из портов. По дороге из порта Кавказ нам очень повезло. Несмотря на ветреную погоду, движение по морю не прекращалось. Наша машина въехала на греческий паром «Олимпиада» предпоследней. Через двадцать минут судно тронулось. Пассажиры и автомобилисты, прибывшие на «Олимпиаду» в первых рядах, жаловались, что уже два часа томятся на борту. Ведь расписания здесь не существует. Команда судна просто ждет, пока паром заполнится под завязку. Но мы уже через сорок минут после погрузки были в Керчи.

На обратном пути, когда мы возвращались из Крыма домой, удача нам изменила. С керченской накопительной площадки автомобили вначале бойко уезжали на погрузку. Потом вдруг очередь остановилась. Два часа стояли без движения. Спросить, когда нас пустят на паром, было практически не у кого. Мужчины в камуфляже, распоряжающиеся погрузкой, никакой информацией не располагали. Обещали, что вот-вот начнется и посадка, и погрузка. Наконец-то по очереди автомобили впустили на паром «Крым». Судно постепенно заполнилось автобусами и легковыми машинами. Но паром все равно оставался на берегу. Когда тронемся, пассажиры узнать у членов экипажа не смогли, даже прибегнув к ненормативной лексике. Представители судна поясняли, что отправление зависит от распоряжений Единой транспортной дирекции. В итоге в Керчи мы просто потеряли четыре часа.

Всякий, кто въезжает на территорию Крыма на своем авто, будет вспоминать дороги Краснодарского края как райские, как чудо цивилизации. Ямы, ухабы, практически полное отсутствие разметки и дорожных указателей – это особенность крымских дорог, за исключением магистралей. Выехав из Керчи, мы не сразу поняли, что отклонились от федеральной трассы, заехали куда-то в глухую степь, где ни встречных машин, ни людей, ни домов. Только стада коров, овец, лошадей пасутся сами по себе. Наконец увидели одинокое подворье. Муж постучался в калитку, чтобы спросить дорогу. Вышедший со двора заросший черноволосый хозяин был счастлив пообщаться с человеком «с большой земли». Рассказал, как надоедает жить на отшибе, где он держит скот и делает на продажу сыр. Приглашал в гости, хотя бы на обратном пути: «Будешь плохим парнем, если не заедешь…»

Крымчане жаловались нам, что дороги по-настоящему не ремонтировали лет двадцать – с тех пор, как распался Советский Союз. «Но в Крыму хоть ездить можно, - заметил один из местных. - Настоящее бездорожье в Донбассе, даже без нынешних бомбежек». Впрочем сегодня ситуация на полуострове улучшается. На ремонт дорог выделены немалые деньги из российского бюджета. Мы не раз встречали на федеральной трассе бригады дорожников. Где-то они просто латают дыры, где-то полностью обновляют проезжую часть.

Даже близко к столице Крыма Симферополю нет и намека на пробки. Машин немного, иномарки встречаются нечасто, так что произведения отечественного автопрома не выглядят здесь несчастными сиротами. Здесь транспортом считаются даже мотоциклы и велосипеды: бензин на полуострове недешев – рубля на три дороже, чем на заправках Краснодарского края.
Цены здесь вообще отличаются от наших, кубанских. Я могу судить о них только на примере Евпатории, где прожила полторы недели. Снять жилье в курортном городе осенью можно от трехсот рублей. Условия достаточно скромные, без претензий. За четыреста рублей можно арендовать этаж в небольшом частном доме, где есть свое отопление, отдельный санузел и даже вай-фай. Семьсот рублей в сутки – и в вашем распоряжении практически люкс в отдельном коттедже с евроремонтом, хорошей бытовой техникой и прочими прелестями. Говорят, что год назад суточное пребывание в съемном жилье было везде рублей на сто дороже.

А вот стоимость недвижимости здесь резко выросла. Мы нашли в своей квартире газету бесплатных объявлений «Витрина Западного Крыма» за февраль 2014 года, где цены даются еще в гривнах. Квадратный метр в евпаторийской новостройке тогда стоил на наши деньги примерно 25-26 тысяч рублей. Сейчас в том же жилом комплексе этот «квадрат» предлагается за полторы тысячи долларов, то есть уже почти за 60 тысяч рублей. Нового жилья в Евпатории мало. Поэтому выставляется на продажу в основном вторичное. Большинство многоэтажек строилось в советские времена. В этих домах чаще всего деревянные, не пластиковые окна, старая система отопления и водопровод. Но однокомнатная квартира в них стоит от 1,5 до 2 миллионов с хвостиком. Еще в начале года такое жилище можно было купить меньше чем за миллион.

Овощи и фрукты на центральном рынке стоят примерно столько же, сколько и на нашем, новороссийском. Местные жители за этим товаром предпочитают ездить на оптовый рынок, который находится на окраине. Выгода видна невооруженным глазом. Килограмм картошки можно купить за 11-13 рублей. Лук стоит 9-11 рублей. Килограмм сладких хороших яблок можно найти и за 25 рублей.

В центральном мясном павильоне города мы купили удивительно вкусную говядину. Честное слово, такого мяса в Новороссийске не пробовали. Цены, по сравнению с нашими, приятно удивляют. За 160 рублей мы взяли хорошие ребрышки для борща, а килограмм говяжьей мякоти без кости стоит 280 рублей. Хороший кусок баранины продадут за 200-220 рублей, а свиной антрекот – за 250. А вот молоко и кисломолочные продукты здесь дороже – от сорока рублей за большой пакет.

Евпатория чем-то напоминает наши приморские города двадцатилетней давности. На главной улице много «шмоточных» и продуктовых павильончиков и палаток. Бабульки выкладывают овощи и зелень на какие-то дряхлые деревянные ящики. Супермаркетов в нашем понимании мы не нашли. Есть неплохие сетевые продуктовые магазины, но торговые точки не очень-то радуют разнообразием ассортимента.

Но при всех этих недостатках в Евпаторию и в Крым невозможно не влюбиться! Ведь люди тут живут больше трех тысячелетий. Исторические руины, храмы и развалины древних крепостей разбросаны по всему побережью. Сколько тут зелени – парков и скверов! Какой тут чудесный воздух! Местные медики рассказывают о его уникальности: в нем кислорода больше, чем в обычном, на 20 процентов. И от этого улучшается обмен веществ, лучше спится. Здоровье дарят не только воздух и морские купания, грязи. По всему полуострову расположены большие и малые соленые озера с целебной рапой.

Практически в центре Евпатории находится заброшенная грязелечебница «Мойнаки». Двадцать лет назад сюда съезжались советские трудящиеся, чтобы подлечиться грязями из одноименного озера. По участкам высохшего озера сегодня горожане выгуливают собак. А в лечебном корпусе разбиты окна и никакого намека на оздоровление нации. В будущем грязелечебницу планируют реконструировать, чтобы снова встречать отдыхающих. Озеро будут восстанавливать, ведь сейчас грязи не имеют тех свойств, которые были у них прежде.

Вообще с присоединением к России у крымчан появились надежды на перемены к лучшему. Сейчас после того, как они оказались в новой стране, уровень жизни упал. Средний заработок евпаторийца составляет 4,5-7 тысяч рублей. А цены после перехода на рубли жахнули, по меркам крымчан, до потолка! Ведь торговые связи нарушились, и товары доставляют на полуостров не с Украины, как раньше, а по единственному транспортному пути – через Черное море. Так что их стоимость резко возросла. И то, что дешево для приезжих, местным не по карману.

Реально заработать в Крыму можно только на курортниках. Нынешнее лето, как поделись с нами хозяева нашей квартиры, было неплохим. В следующем году ждут больше гостей из разных областей России. А вот медсестра Люда из санатория «Смена», которая готовит ванны для пациентов, сообщила, что летом недосчитались москвичей. Тех самых, которые отдыхают постоянно. Они раньше приезжали поездом через Харьков. Сейчас побоялись ехать через Украину, а через переправу не захотели.
Больших предприятий в Евпатории нет – разве что хлебозавод. В окрестностях города, в поселке Мирном, есть ветровая электростанция. Она, по словам местных, снабжает электроэнергией два населенных пункта. В Мирном еще планируется построить современный морской порт. А в Евпатории хотят возродить цех по ремонту гидросамолетов. Тогда-то, надеются люди, появится работа и будет достойная зарплата. И для того, чтобы прокормить семью, мужчинам не нужно будет отправляться за тридевять земель сторожить подмосковные дачи.

Сильно переживают крымчане о том, что разрушены связи с украинскими родственниками. Выехать на бывшую родину к тете, внучке или сестре для многих сейчас — проблема. Продавщица Надя рассказывала о злоключениях соседа, у которого на Украине лихие парни попросту отобрали машину только потому, что на ней были крымские номера. Грабят на Украине и автомобили с российскими опознавательными знаками.

Украинские паспорта многие специально сохранили для того, чтобы было проще передвигаться по стране, которая вдруг стала чужой. Но крымчан там все равно считают предателями, пограничники нередко отбирают деньги. Бывшие соотечественники смотрят на них как на врагов народа и уверены, что на референдум жителей полуострова загоняли чуть ли не под дулами автоматов.

- Да мы радовались, как дети, когда получили российские паспорта, - вспоминал рыбак Андрей, к которому мы пристали с расспросами на евпаторийской набережной. - Обнимались, поздравляли друг друга!

О трепетном отношении крымчан к России можно не говорить. Оно чувствуется везде. На некоторых частных домах висят бело-сине-красные флаги. Автолюбители на старых украинских номерных знаках меняют украинский жовто-блакитный флажок на наш триколор. Хозяин нашей квартиры радостно сообшил о том, что на его телевизоре хорошо ловятся федеральные каналы…

Люди готовы ждать перемен и бороться с трудностями. Лишь бы можно было свободно говорить на родном языке. Лишь бы не было войны…

Текст: Светлана Добрицкая.