Наш Новороссийск - городская газета
Понедельник, 10 Декабря 2018, 11:19
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Исправить жизнь

Исправить жизнь

Колония-поселение № 10 в Новороссийске существует 23 года. Здесь содержатся те, кто совершил преступления по неосторожности, умышленные провинности небольшой и средней тяжести (ДТП со смертельным исходом, кражи, распространение и хранение наркотиков, неуплата алиментов и т.д.). Сейчас в колонии одновременно отбывают наказание 36 мужчин и 57 женщин (при лимите 160 человек).

Исправительное учреждение расположено в черте города – на Сухумском шоссе. Площадь небольшая – 4 247 квадратных метров. Посреди территории, обнесенной высоким бетонным забором с колючей проволокой, стоит двухэтажное здание, где на первом этаже размещен административный корпус, на втором – комнаты, где живут осужденные женщины. Мужчины проживают отдельно – в здании поменьше.

– Основная часть осужденных сейчас на работе, – рассказывает начальник ФКУ КП-10 Олег Колодийчук. – По закону они обязаны трудиться. К счастью, у нас нет проблем с рабочими местами, многие трудоустроены на предприятиях города. 23 человека работают в хозлагере на территории колонии. У всех зарплаты не ниже прожиточного минимума, есть и те, кто получает до 16 тысяч рублей. Из этих денег вычитают плату за коммунальные услуги, средства на возмещение исковых требований. Остальные расходы – на еду и прочие нужды.

От работы практически никто не отказывается. Есть правда те, кто не может трудиться по состоянию здоровья, их обязаны кормить за счет государства.

Колония-поселение – достаточно мягкий вид наказания, здесь можно пользоваться деньгами, разрешена гражданская одежда, осужденные могут свободно перемещаться по территории колонии. Тем не менее, ограничение личной свободы ощущается повсюду: действуют жесткое расписание и дисциплина.

Подъем и построение на улице – в 6 утра. Зарядка, завтрак и пора на работу (развозят осужденных на специальном автобусе). В течение дня им запрещено покидать рабочее место.

По возвращению с работы снова режим: ужин, стирка, процедуры личной гигиены, просмотр телевизора или чтение книги и отбой. После 22:00 любые перемещения запрещены (кроме похода в туалет). За дисциплиной строго следят, практически везде – видеонаблюдение.

Комнаты, где живут осужденные женщины, оклеены светлыми или наоборот яркими обоями. Уют создают своими руками: на стенах – поделки из бисера, окна украшены красивыми шторами из органзы и комнатными цветами. Единственное, что напоминает, что мы не в санатории – бирки на каждой двухъярусной кровати с указанием имени, возраста и статьи, по которой осужден человек.

Этажом ниже – общая кухня. На ней обитатели исправительного заведения самостоятельно готовят себе еду.
– Смотрите, сам сварил, – показывает мне тарелку с наваристым борщом мужчина средних лет. – Здесь научился. До этого вообще ничего готовить не умел.

Продукты покупают в магазине, расположенном на территории колонии.

Помимо кухни, душевой и туалета в распоряжении осужденных (строго по часам) комната отдыха. В левом углу комнаты у окна – икона Божьей Матери. Ее несколько лет назад передали в дар поселенцам родители одного парня в знак благодарности за его исцеление от наркозависимости. Здесь же расположена небольшая библиотека, в основном состоящая из художественной литературы. Книги также проходят строгий контроль. На стеллажи никогда не попадут издания на иностранном языке, по боевым искусствам, экстремистской направленности.

В этой комнате мы пообщались с несколькими осужденными и услышали их личные истории о том, как жизнь человека может в одно мгновение поменять свой вектор, каким образом пребывание в исправительном учреждении повлияло на них и можно ли исправить ошибки прошлого.

Людмила, 56 лет.
Ст. 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества». Срок отбывания наказания – 3 года.

– Я по образованию педагог дошкольного образования, много лет проработала с детьми. Никогда и подумать не могла, что могу оказаться здесь.

В заключении с 1 декабря 2014 года. Сначала восемь месяцев провела в тюрьме – СИЗО № 1. В колонии-поселении нахожусь второй год, в этом году освобождаюсь.

Привела меня сюда семейная драма. Мы с мужем прожили более 30 лет. Все было нормально, пока не решили открыть бизнес. Я была дома, а муж с холостыми друзьями занимался налаживанием этого бизнеса. Дальше, как в поговорке: «Седина – в бороду, бес – в ребро». Решил уйти от меня, встретил молодую женщину. В это время началась череда поджогов автомобилей. Сгорела наша семейная машина и старые авто его друзей, которые годились разве что на утиль. Муж пошел в полицию и написал на меня заявление, обвинил, что это моих рук дело. Так я оказалась здесь.
Его уже нет, я вдова. Зря он все это делал. После развода он прожил еще полтора года, не получилось у него создать новую семью. Вот такая история.

Перед смертью просил у меня прощения, но пока я не могу простить.


Марина, 26 лет.
Ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…».
Срок отбывания наказания – 2 года.

– В школе я была отличницей, единственный ребенок в семье, никогда не была обделена вниманием и любовью. Дедушка – юрист, бабушка – врач. В 14 лет уехала учиться в большой город в колледж. И началось: новая компания, клубы, «травка». Раз покурила, два, три – и затянуло. Много свободы и денег мне давали. Потом пошли другие наркотики, в том числе, синтетические. Поймали меня с легкими наркотиками.

Я не жалею, что я сюда попала. Это уже второй раз. Первый был в 19 лет, тогда мне дали полтора года, но я не сделала никаких выводов. Сейчас я на жизнь смотрю другими глазами. У меня дедушка умер в 2013 году, он мне за отца был. Я ему обещала, что все исправлю. Хорошо, наверное, что он не видит, что я здесь снова оказалась.

Полгода назад ко мне на свидание приезжал муж. Я долго просила разрешить нам эту встречу. Трудно заставить поверить администрацию колонии, что к тебе может приехать нормальный человек, не наркоман. Но свидание разрешили. И произошло то ли чудо, то ли мой трезвый образ жизни сыграл роль – я забеременела! В 17 лет я сделала поздний аборт, после чего девять лет у меня не получалось завести ребенка.

Мечтаю успеть выйти отсюда до родов, чтобы ребенок родился на свободе. Очень боюсь за него. Сейчас детей своих продают за наркотики, девушек молодых сколько с ВИЧ. Я знаю, какое это адское зелье – сплошная химия! Видела, как люди сходят с ума или сгнивают заживо.

Когда мне говорили, что все начинается с травки, я не верила. Но это правда. Не знаю, что сделать, чтобы уберечь других от этого, может к спорту приучать... Это такая эпидемия!


Татьяна, 67 лет.
Ст. 264 УК РФ ч.3 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» (повлекшее по неосторожности смерть человека). Срок отбывания наказания – 3 года.

– У меня ДТП. Сюда попала 30 января. Я – рыбачка, с соседом ехали на рыбалку, был туман, я пошла на обгон, хотя никогда в жизни правила дорожного движения не нарушала, всегда ездила аккуратно… Дальше ничего не помню. Мне очень жаль. Я признаю свою вину. Двое людей в результате погибли, в том числе мой сосед… За руль больше не сяду.

До этого я работала помощником депутата, у меня есть правительственная награда. Муж умер и все пошло в моей жизни как-то не так: сначала инсульт перенесла, потом авария.

Суд длился год, думала, что условное наказание дадут, ведь я не опасна для общества, но нет. Кто бы мог подумать, что в таком возрасте я окажусь в колонии...

Не могу привыкнуть, хоть ко мне здесь и относятся хорошо, и возраст учитывается, работу сразу дали. На душе очень плохо. Я молоденьким девочкам, которые здесь, говорю: «Вы все еще можете в своей жизни исправить, я уже ничего не исправлю».


Михаил, 34 года.
Ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Срок отбывания наказания – 2 года.

– На воле я был юристом по гражданским делам. После утраты доверия к своему напарнику, мы разошлись, и на мне повисло огромное количество работы. В результате нескольким клиентам я не помог, что выглядело как явное мошенничество, так как я взял с них деньги за услуги, а работу не выполнил.

Сама история, которая вылилась в конечном итоге в уголовное дело, полностью перечеркнула мою карьеру. Но сейчас я понял, что моих навыков, энергии и ума хватит для того, чтобы начать новый отсчет. Прошлого уже не изменить, но оно мне не помешает, чтобы начать новую жизнь.

Однако два года – это не много, но и не мало, чтобы отвыкнуть от бытовой жизни на свободе. То есть сам поход в магазин для меня может иметь большее значение, чем для свободного человека. Здесь я понял, как много мелочей мы не ценим в обычной жизни. Например, просто постоять на остановке и подождать общественный транспорт – это больший кайф, чем об этом думают люди на свободе. Или порой многие жалуются на одиночество, но мало кто задумывается, насколько ценно оно для человека и как важно иметь свое личное пространство.

Ведь здесь наказание проявляется так: первое – это резкий отказ от своих привычек, к примеру, нет возможности посидеть, расслабиться и выпить пиво или гранатового сока; второе – строгий и ежедневный режим, без выходных. А время очень долго тянется, особенно в зимнюю пору.

На свободе меня ждет семья. Очень надеюсь, что в моей жизни все еще наладится.


Текст: Наталья Решетняк.