Наш Новороссийск - городская газета
Пятница, 14 Декабря 2018, 2:30
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Рынок «сокровищ»

Рынок «сокровищ»

Корреспондент «НН» выяснила, на что «охотятся» местные жители на блошином рынке, который работает в Новороссийске каждые выходные. С прошлого года он расположился в 14 микрорайоне (за колледжем радиоэлектронного приборостроения).

В восемь утра субботы на рынке уже людно, торговцы плотными рядами разместились на территории недостроенного троллейбусного депо. Многие приехали сюда с рассветом, чтобы занять «козырные» места, где проходимость в разы выше, чем на периферии торговой площадки.

Новороссийский «блошиный рынок» – это классическая барахолка, рассчитанная на местных жителей, а не на туристов. Поэтому основной ассортимент – старая одежда и обувь. Но среди поношенных джинсов и пальто можно встретить немало кухонной утвари, давней бытовой техники и настоящие «сокровища», к примеру, «кусочек» советского детства в виде игрушки или винтажное платье «а-ля 70-е». На покрывалах, газетах и клеенках – старые чемоданы, игрушки, бижутерия, рабочие инструменты, диски с фильмами, фотоаппараты и сковородки, швейные машинки и гитары. Кстати, на блошиных рынках, к примеру, нельзя продавать нижнее и постельное белье. Но многие нарушают это правило.

Покупатели
Среди покупателей здесь кого только не встретишь! Основная часть – пенсионеры и гастарбайтеры, последние ходят сюда на шопинг, так как цены позволяют «обновить» гардероб, потратив на это не более пятисот рублей. Женщины бальзаковского возраста в основном «охотятся» на посуду: за добротными сковородами и утятницами выстраиваются в очередь.

– Где вы еще найдете кастрюлю на четыре литра за двести рублей, – хвастается довольная покупкой домохозяйка и тут же отвлекается от меня на соседний развал, где заметила необходимую ей в быту вещь. – За пятьдесят отдадите крышку?

– Девушка, купите сережки, – обращается ко мне пожилая продавщица в лисьей шубе. – Это настоящий цирконий, за сто пятьдесят отдам.

Я благодарю и спешу уйти.

– Дорого? Ну, давайте за сто, – слышу вдогонку.

В соседнем ряду молодая женщина с туго набитым покупками пакетом, примеряет пуховик.

Неожиданно мой взгляд останавливается на пожилой интеллигентной даме: скромная, в сером пальто, она тихонько стоит, потупив взгляд. На ее «прилавке» совсем немного вещей. Среди них маленькая элегантная сумочка советской эпохи.

– Сколько стоит? – интересуюсь я.
– Пятьдесят рублей, – тихо отвечает старушка.

Я с восторгом рассматриваю вещь. Абсолютно новая, слегка пахнет нафталином. Не раздумывая, беру, при этом чувствую неловкость, расплачиваясь купюрой, на которую сегодня можно купить две буханки хлеба.

– Носите с удовольствием. Я ее так берегла! Купила и все ждала подходящего случая, когда буду носить. Так она всю жизнь и пролежала в шкафу, – разулыбавшись, заворачивает в пакет мою покупку женщина.

По соседству девушка в дорогом полушубке с таким же упоением вертит в руках фетровую шляпу неизвестного года выпуска.
В задумчивости и с серьезным выражением лица между рядами снуют и мужчины. Их «добыча» – рабочий инструмент и запчасти на авто. Они орлиным глазом осматривают развалы с напильниками и молотками. А если решают что-то купить, то со знанием дела стараются сбить цену, указывая на недостатки товара.

Продавцы
Блошиный рынок – это срез нашего общества. Если рассматривать его в лицах и характерах, то продавцы попадаются разные: ушлые и опытные торговцы, которые знают, что и где купить, чтобы потом выгодно перепродать; угрюмые и одинокие старики, которых прийти сюда заставила нужда; хозяйственные женщины, всю жизнь привыкшие вертеться белкой в колесе, чтобы прокормить семью.

Добрые и злые, жадные и готовые уступить, веселые и погруженные в свои мысли – они такие, продавцы «блошки».
Ольга – пенсионерка, неразговорчива и серьезна. Приходит на этот рынок продать кое-что из семейного гардероба. За 60-200 рублей у нее можно приобрести брюки или джемпер.

– В основном, торговать сюда приходят пенсионеры, которым катастрофически не хватает пенсии, – рассказывает женщина. – Но чаще всего уезжаем отсюда ни с чем, вы же видите, какие условия! Жаловаться мы вроде как не имеем права, бесплатно же. Но когда блошиный рынок был на теннисном корте напротив остановки «Лесной порт» и на Западном рынке – и нам было комфортнее, и покупали лучше.

Ее соседка Анна Филипповна в свои 77 лет ездит на «блошку» регулярно, торгует также одеждой и обувью:
– Много здесь заработать не удается. Самый ходовой товар – это спортивные костюмы и обувь. Но чаще всего ничего не продаем. А вот если заработаю рублей двести – это большая радость, пенсия ведь маленькая.

Коллекционер Александр Васильевич тоже ездит на барахолку практически каждые выходные, по привычке:
– Я продаю монеты и значки, но здесь их покупают нечасто. Нумизматы собираются у планетария, вот там интерес к нашим коллекциям выше.

Я всматриваюсь в советские значки, приколотые к бархатной ткани. Их цена – от 20 до 100 рублей.

На одном из проходных мест с большим ассортиментом одежды на все случаи жизни расположилась Татьяна Николаевна Якубович. Общительная, улыбчивая женщина торгует на «блошке» с незапамятных времен:
– Когда блошиный рынок был на корте, там очень хорошо торговля шла. На Западном было неплохо: люди шли на обычный рынок и к нам заглядывали. А здесь хуже. Говорят, в будущем нас собираются перебросить куда-то рядом с Кирилловским поворотом.

Половина пенсионеров точно туда не поедет. Им и сюда тяжело с мешками на общественном транспорте добираться, а туда так и подавно.

Недалеко от нее, угрюмо стоит все еще статный мужчина, с глубокими морщинами на лице. Перед ним на земле на небольшом покрывальце лежат наборы мельхиоровых ложек. Чайный набор он готов отдать за двести рублей. Но никто не берет.

Отдельной кастой на рынке выстроились те, кто профессионально торгует раритетом и антиквариатом. Они легки в общении, но знают цену своему товару – у них всегда дорого (по меркам блошиного рынка). Монетки прошлого века, значки, военные гимнастерки, подстаканники, керосиновые лампы, тарелки, швейные машинки, фарфор и хрусталь, который раньше занимал почетное место во всех сервантах страны.

Особая ценность и большая редкость – продукция Ленинградского фарфорового завода. За статуэтки других брендов цена варьируется от 400 до 2 000 рублей, все зависит от возраста вещи.

Стоит помнить, что далеко не все старинные вещи – антиквариат. В России антикварной считается вещь, возраст которой 50 лет и более. Остальное – раритет. Кстати, вещи, которым больше полувека, запрещены к вывозу из страны.

Много на рынке грампластинок и книг. Покупают и то, и другое. Вот только классику литературы берут плохо – сетуют продавцы. А различные справочники (по садоводству и прочим наукам), кулинарные книги, медицинские энциклопедии и пособия по психологии – в большом почете у горожан.

Последнее, что привлекло мое внимание при выходе с рынка – швейная машинка «Зингер» на кованой подставке.

– Рабочая, двенадцать тысяч за нее прошу, – объясняет продавец.

– Как думаете, купят? – спрашиваю я.
– Кто ж его знает?

Текст: Наталья Решетняк.