Наш Новороссийск - городская газета
Понедельник, 17 Декабря 2018, 6:22
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Александр Шаталов: «НАШЕЙ ЦЕННОСТЬЮ БЫЛА ДРУЖБА»

Александр Шаталов: «НАШЕЙ ЦЕННОСТЬЮ БЫЛА ДРУЖБА»

«НН» продолжает знакомить своих читателей с первыми лицами города. Сегодняшний гость нашего издания — председатель городской Думы Александр Васильевич Шаталов: с рассказом о своем времени и о себе.

- Александр Васильевич, какие особенные воспоминания вы вынесли из своего детства?
- Я родился в Донецке, мои детство и юность связаны с этим городом. Сегодня все по-разному относятся к советскому периоду нашей истории, но у меня было действительно счастливое детство. Пусть мы не были избалованы достатком, но существовала искренняя дружба между людьми, целеустремленность, активность и были идеалы, которым мы старались подражать. Каждый хотел походить на героев. Один хотел стать летчиком, другой — танкистом, третий — космонавтом. На этих примерах мы воспитывались и я считаю, что это было хорошо.

В настоящее время хотят кем быть? Банкирами, олигархами. Бандитами, надо сказать, как в 90-е годы, уже не хотят, но мечтают быть богатыми людьми. А тогда нашей ценностью была дружба. И улица, на которой я жил, была очень дружна. Все делились друг с другом яблоком, пирожком, куском хлеба, и вот эти бескорыстные отношения среди пацанов до сих пор являются одним из наиболее ярких моих воспоминаний. Так же проходили мои школьные, студенческие годы и могу сказать, что с двумя своими самыми лучшими друзьями я до сих пор поддерживаю отношения.

- Чье воспитание вы в большей мере ощущаете на себе?
- Моим воспитанием занималась, в основном, мать, которая была домохозяйкой. Материально семью обеспечивал отец, который 42 года руководил бригадой электриков и по 12 часов находился на работе. Приходил очень поздно и уставший, а уходил рано утром. Молодость моих родителей пришлась на войну. Это было такое время, когда дети с 10 лет взваливали на себя тяжелый труд. Поэтому образования ни у отца, ни у матери не было — 3-4 класса средней школы. Но они были достойными людьми. Отец имел множество наград за многолетний труд. Мама всю себя отдавала нам — детям, мой брат Юрий был на пять лет старше.

Жили мы очень скромно. После школы, которую я окончил на отлично, пошел в техникум. Окончив на отлично и его, поступил как медалист в институт на факультет «Автомобилестроение». Родителям приходилось долгое время меня содержать и кормить в годы студенчества. Но главное, за что я им благодарен — они привили мне такие человеческие качества, как уважение к старшим, патриотизм и другие, которые тогда назывались кодексом строителя коммунизма, а сейчас это божественные заповеди, но по сути, примерно одно и то же. Я считаю, что мы были воспитаны как порядочные люди.

Взять моего брата — он шахтер. Всю свою жизнь прожил и проработал в Донецке. Заработал профессиональное заболевание – силикоз легких, стал инвалидом. Умер в 2013 году. Его сын Сергей, в связи с известными событиями на Украине и тем, что в Донецке нормально жить невозможно, сейчас у меня.

- А в те времена на Украине не было разделения на украинцев и русских?
- Не было никаких делений, никто значения не придавал национальности. Пацаны делились на хороших и плохих. Все. Других критериев не было.

- Вам сколько было лет, когда вы прибыли в Новороссийск?
- 27 лет.

- Ваши впечатления от города?
- Мы приехали в марте. Мое первое впечатление — у нас в Донецке снег еще лежит, а тут трава вовсю зеленеет. Попали сюда абсолютно случайно. Заболел старший сын. У него обнаружили запущенное воспаление легких и рекомендовали немедленно сменить климат. Здесь никого не было — ни родных, ни знакомых, поэтому начинали с нуля. Было очень тяжело. Минимум пять раз пытались вернуться обратно. Но из-за стыда, из-за боязни быть осмеянными — остались.

- То есть присутствовал волевой момент: доказать себе, что смогу, преодолею трудности, так сказать, под жизненными испытаниями не прогнусь…
- Конечно. И вот мы здесь уже 35 лет.

- А интерес к автомобилям. Кто вам его привил?
- В Советском Союзе, в 1960-70-е годы все мужчины мечтали о собственном автомобиле. У меня дядька тогда работал на автобазе, и я частенько бывал у него. Вот оттуда это увлечение и пошло.

- Давно последний раз приходилось самому под капотом возиться?
- Честно говоря, давно. А раньше не то, что приходилось — я здесь, уже будучи руководителем восьмой автобазы в Новороссийске, свою первую машину «Москвич- 2140» собрал сам. Полностью своими руками. Купил кузов, потом основные агрегаты, как правило, старые, все отремонтировал, перебрал, как говорится, двигатель, коробку — завел и поехал. Потом поменял на разбитую Волгу, так и пошло-поехало.

- Здорово! Вопрос вам как человеку, вся жизнь которого связана с автомобильным транспортом. Почему России никак не удается создать свой качественный автомобиль?
- А это мне самому непонятно. Мы запускаем космические корабли, строим космические станции, у нас есть высочайшие технологии, выигрываем постоянно Париж–Дакар, хотя не могу сказать, чей там двигатель, какая начинка, «камазовская» или нет. По крайней мере, потенциал, очевидно, имеется. И почему мы не можем создать современный автомобиль, хотя бы среднего качества, мне не ясно. Посмотрите на Китай — какими были их машины 10 лет назад и сейчас…

- То есть, вы считаете, качество китайских автомобилей повысилось за последнее время?
- Однозначно. Я уверен, что еще через 10 лет они достигнут европейского уровня и может даже его перешагнут, как это сделала та же Южная Корея.

- Если бы вам предложили возглавить автомобильную промышленность России, что бы вы сделали, чтобы ее поднять?
- Я вот такой пример приведу. У нас появились олигархи. Не будем говорить о приватизации, ее законности — правильно, неправильно, это уже свершилось. Так вот, после обострения корейского кризиса и войны, Корея распалась на две части. Южная Корея находилась в страшном упадке. И как поднимать страну? Они пошли по пути, который возможен и у нас. Президент пригласил олигархов и разделил между ними преференции. Одному было поручено взамен налоговых льгот развивать судостроение, другому — электронику, третьему — автомобилестроение. И так далее. Олигархи начали вкладывать свои деньги, привлекать под преференции инвестиции и дело пошло. Уровень жизни и степень развития техники в Южной Корее сегодня высочайшие.

У нас олигархов много, но все они живут за счет полезных ископаемых. Никто не занимается производством и технологиями, никто не выпускает станки. Только полезные ископаемые и их первичная переработка. То есть, пока мы не поднимем собственную промышленность, дела в гору не пойдут. У нас по существу сегодня нет судостроительства — все танкеры мы заказываем за границей. Катера еще какие-то выпускаем, но ни пассажирского (круизные лайнеры), ни океанского флота у нас нет. Я уверен, что если бы собрали олигархов и дали им преференции, то это дало бы эффект. А природные богатства — это не материальное благополучие одного человека, а всенародное достояние, и все мы должны участвовать в получении доходов от их продажи.

- А нельзя на уровне Новороссийска такую точку развития найти, за которой бы потом последовало развитие всей страны?
- Однозначно нет, потому что должна быть государственная программа. Это невозможно даже на уровне края.

- Какие исторические личности вам наиболее близки? На кого-то вы, начиная с детства, ориентировались?
- Могу сказать, какие книги меня больше всего поразили в детстве. Это «Как закалялась сталь» Николая Островского и «Тихий Дон» Михаила Шолохова. И ту, и другую книги я перечитывал минимум по пять раз. Павка Корчагин произвел на меня в свое время неизгладимое впечатление. А «Тихий Дон» - это наша история, такая, как есть, суровая и трагическая. Я, кстати, не понимаю, как можно отказываться от своей истории, какая бы она ни была. Я не понимаю тех людей, которые отрекаются от советского периода. Если были ошибки, их нужно изучать, стараться не повторять, а отрекаться от истории… Украина отреклась, переписала свою историю — что получилось? Явно ничего хорошего.

Во Франции за 80 лет произошло несколько революций. И там столько голов порубили на гильотине… И у них самый главный праздник – День взятия Бастилии: революцию все помнят, чтят и празднуют. У нас это почему-то перечеркнули, забыли, стесняются своего прошлого. Вот, дескать, революции не было, а был переворот. Нет, была революция. Мы знаем, как тогда жили люди, какой массовой поддержкой пользовалась смена власти. Из истории нужно извлекать пользу.

И не все в советский период нашей истории было так уж плохо. Нас сегодня призывают измерять то время колбасой. Да, колбасы не было. Но было другое. Были мораль, идеология, которые призывали людей проявлять свои лучшие человеческие качества, бесплатное образование, школы, садики, получение квартир. Действенно работали различные контролирующие органы. Если тебя что-то не устраивало, можно было на это пожаловаться. И от твоей жалобы не отмахивались, вопрос обязательно решался.

Мы же видим, что все западные страны все лучшее, что было в Советском Союзе, взяли себе на вооружение. Посмотрите, как живут у них пенсионеры. Для них пенсия – золотое время! Они постоянно путешествуют. Причем, не только в 60 лет, но и в 70, и в 80.

- Александр Васильевич, как человек, который с ностальгией относится к советскому периоду нашей истории, что думаете о Сталине?
- Понимаете, вот говорят, культ личности и так далее. Но было такое время. Никто не знает, какой итог был бы у Великой Отечественной войны, если бы не было Сталина. Я знаю одно. Мои родители жили в это время, и никто их не репрессировал. У моих знакомых, которые вращались вокруг меня, тоже обошлось без репрессий. Наверное, перегибы были. Но бесконечно показывать все эти ужасы, которые якобы происходили, я в это не верю. Или вот современное кино. Посмотришь его — все судьи, прокуроры продажные, вся милиция продажная. А кто тогда бандитов ловит? Я не понимаю, почему надо показывать только один негатив? Почему не видно положительных примеров? Так и со Сталиным. Как можно осуждать человека, лидера, благодаря которому мы выиграли Великую Отечественную войну? Ну, осудили культ личности. Но я знаю, что он — личность.

И еще есть один момент. У нас, россиян, есть такая особенность. Дают команду, значит надо ее исполнить — какими методами, надо это вообще или нет, не сильно задумываются. То есть, перегибы всегда есть.

- А как, в самом деле, такой колосс, как Советский Союз мог рухнуть? Выдвигаются самые разные версии, у вас какая?
- Причина одна. Я считаю, что Советский Союз мог быть сейчас на уровне развития США, может быть даже еще выше, если бы решили элементарный вопрос. У нас не было одного – механизма смены лидера и вообще не было выборных должностей. А требовался как в США, ограниченный срок власти. И не только для ведущих государственных должностей, генерального секретаря, но и райкомов партии, горкомов, обкомов. И мы однозначно жили бы гораздо лучше. Не хватало столкновения позиций, идей, прилива свежей крови во власть. Если бы работала сменяемость, была альтернатива выбора и руководители отчитывались перед людьми, у нас было бы все по-другому.

В целом же, я считаю, развал СССР — это предательство и диверсия. А как иначе? Мощнейшую страну, империю, за которую отдали жизни десятки миллионов людей, развалить в течение одного дня, я считаю, предательством народа.

- Давайте вернемся к нашему времени. Расскажите немного о вашей семье: жене, детях, внуках.
- Моя жена Людмила занимается домашним хозяйством. Мы с ней учились в одном вузе, там и познакомились. Оба моих сына (Андрею 38 лет, а Евгению в этом году будет 30), как и я, пошли по транспортной стезе, занимаются перевозками, экспедированием. И пятеро внуков!

- Поздравляю!
- Спасибо. У старшего - три девочки: Виолетта, 10 лет, Вероника, 8 лет и Светлана, 5 марта будет 8 месяцев. Невестка молодец. Несмотря на то, что у нее грудной ребенок, постоянно занимается со старшими дочерьми. Они и пишут, и танцуют, и поют. Увлекаются и акробатикой, и гимнастикой. Одна играет на пианино, другая на флейте. Виолетта еще и робототехникой увлечена. Недавно на фестивале робототехники в Сочи заняла второе место. Первый раз участвовала, самой младшей была. И в качестве подарка ее сфотографировали с бывшим губернатором Ткачевым Александром Николаевичем. В газете дважды о ней уже писали.

У младшего Евгения – 4-летняя Ева и два годика Саше Шаталову, моему тезке!

- Увлечения, если свободное время выпадает?
- Увлечение одно – это работа в течение многих десятков лет. Раньше и по грибы ходил, и на рыбалку, и на охоту, а сейчас все работа, работа и работа.

- Живете вы в частном доме, участочек какой-то, грядочки?
- Огород есть. Жена — его большая любительница. К столу по осени имеем все свое.

- Есть нечто такое, что вы хотели бы добавить от себя, что вас интересует, беспокоит, может мы что-то упустили в разговоре?
- В этом году мы будем поднимать капсулу, которую новороссийцы 50 лет назад заложили для потомков. Они опустили ее в море 7 ноября. И вот все начали сейчас обсуждать: почему мы должны поднимать ее 7 ноября, что это за дата, мы не понимаем. И началось: давайте ее ко дню города поднимем, давайте еще через 25 лет и так далее, и тому подобное. Я спрашиваю: «Почему стесняетесь своей истории? Кто-нибудь может мне сказать, какой строй будет еще через 50 лет? И кто знает, как будут оценивать наши потомки нынешнее время...».

Беседу вел Евгений Старновский.