Квартиры в новостройках города
Наш Новороссийск - городская газета
Вторник, 19 Сентября 2017, 20:08
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Какая есть в Новороссийске работа?

Какая есть в Новороссийске работа?

Мировой экономический кризис, который по меткому выражению одного из аналитиков можно охарактеризовать как ползучий, вот уже не первый год обостряет проблемы с поиском работы для достаточно широкого круга людей. Внештатный корреспондент «НН» решил на собственной шкуре опробовать: насколько сложно устроиться в Новороссийске на более-менее приличное место и какие перспективы оно сулит.

Приличное место в моем понимании — такое, где можно рассчитывать на зарплату в районе 20-25 тысяч рублей, ибо на меньшие суммы свести «дебет с кредитом» месячного бюджета для семейного человека становится делом все более непростым. Добавлю, что речь идет о мужчине среднего возраста с образованием выше среднего, которому по общероссийской статистике устроиться где-то особенно сложно.

Понятно, что проще всего найти работу человек может по специальности. Однако я в нашем эксперименте исходил из того, что по моей специальности (журналист) вакансий в городе не оказалось (тем более, что так оно и есть). И я решил искать то, что подвернется.

Не мудрствуя лукаво, поиск работы начал с изучения предложений в соответствующем разделе наиболее популярного интернет-ресурса «Авито». Как и следовало ожидать, высыпалась масса предложений пойти в охранники, устроиться в такси и начать карьеру риэлтора. Но я хотел попробовать что-нибудь новое и интересное. И такой вариант нашелся.

Работодатель выставил вакансию «курьер» с заработной платой от 25  000 рублей. Позвонил, мне подтвердили, что речь идет именно о таком (и даже большем) заработке и никаких особых умений от соискателя не требуется. На собеседование меня пригласили в здание стоматологической поликлиники, что на улице Лейтенанта Шмидта, пояснив, что фирма лишь арендует там помещение. Однако при разговоре с руководителем выяснилось, что к медицине моя возможная работа имеет самое прямое отношение, ибо мне с порога предложили занять место врача-офтальмолога. Не смейтесь, дорогие читатели, это вовсе не розыгрыш. Все совершенно серьезно. Серьезно настолько, что я тут же и согласился. Не в последнюю очередь потому, что мне предъявили «врача», который пришел в фирму, что называется с улицы и уже через пару-тройку недель стал «высококвалифицированным» специалистом с ежемесячным доходом в районе 50-60 тысяч рублей в месяц.

Не буду однако утомлять читателя недомолвками и объясню все по порядку. Речь конечно же идет о сетевом маркетинге, а поскольку фирма занимается продажей очков, то и называют они себя в шутку врачами-офтальмологами. Забегая вперед скажу, что уровень знаний о проблемах со зрением и подборе очков, которыми владеют опытные продавцы, кажется действительно высоким. У каждого из сотрудников сетевой фирмы, помимо чемоданчика с солидным набором очков, имеется таблица для проверки зрения, которой он умело пользуется, вываливая на клиента колоссальный набор медицинских терминов.

Оплата за работу распределяется так. С каждых проданных очков сетевой менеджер получает 20 процентов. В торговом наборе есть очки и по 500 рублей, и по 5  000, но самые ходовые и востребованные стоят 1  500 рублей, то есть в среднем с одной продажи «офтальмолог» зарабатывает 300 рублей. В конце рабочей недели подводятся итоги и наиболее успешный торговец получает бонус — еще 10% от суммы, сданной в кассу.

Отдельного разговора заслуживает психология этих ребят. Для них не существует никаких причин, которые бы оправдывали неважную работу. Считается, что любой результат — плохой или хороший — итог работы продавца и ничего более. Никакие отговорки по поводу неудачного дня, неудобных условий, погоды, личного самочувствия, кризиса или чего-то еще - не принимаются. Сколько заработал — столько и получи. Рабочий день длится стандартные 8 часов (в субботу 6). Начинается с планерки, на которой члены коллектива эмоционально подогревают себя единообразным воинственным кличем: «Ух!» и разъезжаются по разным районам города. Заканчивается работа также планеркой, на которой подводят итоги дня, вывешивая на доске имя лидера продаж. А если этот день суббота, то подведение итогов завершается выдачей премии победителю недели под бурные аплодисменты коллектива.

И вот мой первый рабочий день. Меня закрепили за опытным сетевиком - Алексеем, которому, по его утверждению, иногда удается продавать и пять, и десять очков за день. Едем в район предприятий, расположенных по Анапскому шоссе. Начинаем обход. Первый офис:

- Здравствуйте! Вашего руководителя увидеть можно? Сидящая в приемной девушка утвердительно кивает головой. Проходим к директору. Первое, что бросается в глаза — это висящие на его носу очки.

- Добрый день, мы из такой-то компании, проверяем зреньице, — с максимальной доброжелательностью в голосе возвещает Алексей и без всякого стеснения идет прямо к директорскому столу.

- Ваши очки можно посмотреть?

Я на секунду замираю. Мне кажется, что такая бесцеремонность должна возмутить солидного на вид руководителя, но он, хотя и с тенью легкого раздражения, протягивает моему спутнику очки. Лишь коснувшись их руками, Алексей выдает основные параметры линз, а взглянув в лицо «пациенту», объясняет, почему у него слезятся слегка покрасневшие глаза и выписывает рецепт на капли. Тень раздражения с лица директора слетает, а на ее месте появляется налет внимания и уважения. Оказывается, все сказанное Алексеем, правда. Он угадал и с мощностью линз, и с проблемами глаз. Клиент начинает примерять предлагаемые ему очки. Подбор длится минут двадцать. Директор оказывается «продвинутым» пользователем, и ни на одних свой выбор не останавливает. Зато он благодушно разрешает пообщаться на тему окуляров с сотрудниками офиса, и уже через полчаса Алексей торжественно вручает одной из сотрудниц выбранный ею комплект.

За первым офисом следует второй, за вторым — третий, и везде Алексею разрешают пройти и прорекламировать стеклянный товар. Сначала меня это удивляет. Я хорошо представляю себе, с каким недовольством обычно выставляют за дверь сетевиков. Но через какое-то время понимаю, что очки — особенный товар. Во-первых, интеллигентного свойства и отношение к нему совсем не такое, как к сковороде или венику. Во-вторых, положительное мнение о продавце формируется сразу, как только он демонстрирует свои глубокие познания в вопросах зрения. А делать он это старался как можно быстрее.

Вечером, убедившись, что я не сбежал и выдержал часов шесть беспрерывных хождений по городу, мне выдали памятку начинающего «врача». Ознакомившись с ней, я понял, что «нахвататься» поверхностных знаний и научиться достаточно точно подбирать очки - несложно. При этом люди, по офисам и помещениям которых ходишь с «интеллигентным» товаром, воспринимают тебя достаточно доброжелательно (хотя отдельные исключения, конечно, имеются). И все же я решил, что дело это - не мое.

Прежде всего к этой мысли меня подвел следующий день, который мы провели с Алексеем. В этот раз мы пошли по Видова и через раз натыкались на заведения, в которых уже побывали наши коллеги. Алексей все более и более раздражался, повторяя коронную фразу сетевиков о том, что относиться к посещению предыдущего коллеги надо так, будто до тебя там никого не было, ибо каждый продавец предлагает товар по-разному. Но мне это показалось самообманом. Как ни крути, а если человек уже купил очки или от них отказался, уговорить его на покупку чрезвычайно сложно. В связи с этим встал немой вопрос: «А что я буду делать потом, когда Новороссийск будет полностью «окучен» бригадой сверхэнергичных и гипердеятельных человекороботов?» Их компания приехала из Крыма, и уже через два месяца работы они стали поговаривать о новых географических направлениях. Уезжать из города мне не хотелось.

Но главное, за первый «суперуспешный» день, когда у Алексея дела шли как по маслу, он продал только пять очков. Если поделить их на два дня (а во второй мы не заработали ничего), получалось 750 рублей. За месяц выходило около 20  000 рублей. Если у него и бывали продажи десяти очков за день, то это случалось явно нечасто. При этом речь шла об опытном и сноровистом Алексее. Получится ли так у меня? И даже если получится, разве это достойная оплата за тяжелейший и в физическом, и в моральном плане труд при одном выходном дне в неделю?

Я честно высказал напарнику свои соображения, мы пожали друг другу руки и разошлись. Он - ковать свои, нелегким трудом заработанные деньги, я - искать другую работу. Какую? Об этом в следующем выпуске «НН».

Работу искал Парфен Колпаков.