Наш Новороссийск - городская газета
Четверг, 13 Декабря 2018, 22:49
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Инвалиды. Вне зоны доступа

Инвалиды. Вне зоны доступа

О чем вы думаете, глядя на улице под ноги? Уж точно не о том, что пара лишних сантиметров бордюра может преградить вам путь. Люди с ограниченными возможностями здоровья попадают в такие «тупики» постоянно. Но есть и другие, просто вопиющие факты. С ними корреспондент «НН» столкнулся во время поездки по городу с общественным инспектором по жизнеобеспечению инвалидов в Новороссийске Анатолием Быковым. Начали мы свой объезд с Анапского шоссе – посмотреть подъемник для людей с ограниченными возможностями.

«Смотреть» - тут самое подходящее слово. Провести тест-драйв мы и не рассчитывали. То, что подъемник на пешеходном мосту «мертвый», во время городского объезда увидел и.о главы Новороссийска Игорь Дяченко. Хотя один шанс из тысячи у нас был. Дело вот в чем. Для того чтобы запустить подъёмник, нужен специальный ключ, который инвалид, по идее, должен получать через органы социальной защиты. Это делают в некоторых российских городах. У нас от подобной практики в силу некоторых причин решили отказаться. В качестве альтернативы поставили у моста будки, в которых должны сидеть люди, чтобы включать людям с ограниченными возможностями подъемный механизм. Вдруг во время объезда Игоря Дяченко «лифтер» просто отсутствовал? Вызывать его можно, нажав на специальную кнопку. Кнопку, которой, как в песне поется, нет. Пока мы честно пытались найти ее у перил и на платформе подъемника, к нам, привлеченные видимо работой телеоператора (а ездили мы с нашими коллегами - «телевизионщиками»), начали подходить люди. Хотя, скорее всего, их привлек Быков - бывалый «ковбой», который на своей коляске буквально заскочил на высокий бордюр, ведущий к подъемнику.

- Здесь, как и во многих других местах, бордюры вдоль тротуаров имеют высоту минимум 6 см, тогда как должны быть 2 см, - комментировал Анатолий Геннадьевич. Я опытный, да и коляска у меня с электроприводом, взберусь, но механические коляски многих моих «коллег» могут запросто перевернуться.

Так что же прохожие? Поговорить с нами решилась пенсионерка Наталья Фролова.

- Почему всегда так? Обещают помощь, а до ума довести не могут? Я сердечница, да много нас таких здесь, которым подъем на этот мост, как покорение Эвереста (47 ступеней вверх, 47 вниз - прим. авт.) В итоге, мы вынуждены нарушать правила дорожного движения, переходя шоссе, забитое транспортом, по проезжей части. Что уж говорить о колясочниках, у них вообще другого выхода нет - только переезжать дорогу.

Кстати, на наших глазах по мосту спускалась семья с младенцем в коляске. Съезжали по рельсам. Мама, не пожелавшая назвать свое имя, сказала нам, что если бы не папа с его физической силой, она точно пошла бы переходить дорогу к далекому пешеходному переходу - физически удержать коляску на спуске и толкать ее на подъем ей не хватит сил. Далее мы, отчаявшись отыскать кнопку вызова, оставили наглухо пристегнутый цепями к мосту подъемник и отправились в будку, где нас ждал не лифтер, а разочарование. Пусто.

Сакраментальные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?» адресуем начальнику отдела эксплуатации дорог администрации Новороссийска Евгению Васильеву.

- Пешеходный мост – собственность Росавтодора и обслуживается дорожно-эксплуатационным предприятием № 116, - отвечает Васильев. - В их адрес уже неоднократно направлялись требования по устранению нарушений. Они бездействуют. А мы готовим документы в прокуратуру.

Игорь Дяченко уже заявлял, что намерен добиться от бизнеса и владельцев всех инфраструктурных объектов того, чтобы среда стала действительно доступной для маломобильных граждан. Всеми законными способами.

«Покончив» с мостом, мы попросили Быкова (раз уж мы здесь), проехать с нами к «Бон Пассажу». Надеялись, что в новом пафосном месте, сданном недавно, уж точно все в порядке, а также потому, что работа в городе в рамках «Доступной среды» ведется давно. И по словам самого Анатолия Геннадьевича, ситуация в Новороссийске значительно лучше, чем несколько лет назад, когда инвалид-колясочник не мог самостоятельно попасть в муниципальные и государственные учреждения.

Прибыли на место. Нам сразу бросились в глаза вещи, которые иначе чем маразмом назвать нельзя. Например, единственный тротуар, ведущий на стоянку и к ТЦ, на который удобно заехать колясочнику, оканчивается «привратниками» - бетонными полусферами, поставленными у съездов с целью совершенно непонятной. Не имея возможности «перелететь», Быков был вынужден двигаться в объезд. Это еще минимум 500 метров. Но и там, где удается взобраться на узенький тротуар, Анатолия Геннадьевича ждет «засада» - в тротуар частично «вмурованы» столбы для электропроводов, и коляска в этих местах на дорожку не вмещается. Накренив коляску и поставив ее на два колеса, Быкову помогает проехать Васильев.

Город по-прежнему во многих местах в одиночку инвалиду недоступен - нужен сопровождающий.

- В центре еще ничего, а в районах много недоработок, – говорил Быков. - Знаете, что самое обидное? Когда сделали, но не доработали, исполнили для «галочки» и приходится переделывать! Конструкторские недоработки - проблема многих городов России. Их можно избежать, если на приемку объектов в комиссию приглашать инспекторов-инвалидов. Это в законе прописано, но про нас отчего-то постоянно забывают.

Затем мы все-таки въехали на стоянку. При том, что она была практически пустой, на местах для инвалидов в рядок выстроились автомобили - от навороченного внедорожника до грузовичка, выгружающего мебель у пандуса для маломобильных граждан. «Понять» этих водителей легко - места для инвалидов самые «козырные». Оператор снимал любителей удобств. А я в сердцах обернулась к корреспонденту ТВ и честно призналась – думала, что съемки у телевизионщиков часто постановочные, теперь вижу – в большинстве случаев наверняка ошибалась. Коллега печально улыбнулась:

- В случае с инвалидами никогда никакой постановки не требуется.

Текст: Тина Коваленко.