Наш Новороссийск - городская газета
Вторник, 11 Декабря 2018, 2:51
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
ЧУЖОЕ ГОРЕ. ЕСТЬ МЕСТО  БРАТСКОЙ  ПОМОЩИ

ЧУЖОЕ ГОРЕ. ЕСТЬ МЕСТО БРАТСКОЙ ПОМОЩИ

Новороссийск принял около 160 семей беженцев из Луганской и Донецкой областей Украины. К процессу их адаптации в новой среде, оказанию помощи подключились местные власти, общественники и простые граждане.

В одном из кабинетов администрации Южного внутригородского района председатель координационного совета Евгения Дьяченко руководит приемом и распределением вещей, которые горожане приносят для беженцев в качестве гуманитарной помощи.

- Через председателей ТСЖ, домовых комитетов мы сообщили жителям района, что у нас открылся пункт сбора такой помощи, и они несут много вещей, которые сегодня так необходимы бегущим от войны людям, - говорит Евгения Леонидовна. - Передают одежду и обувь для взрослых и детей, средства гигиены, продукты питания, памперсы, постельное белье.

На территории руководимого Евгенией Леонидовной совета нашли приют у друзей и родственников 9 семей беженцев. Детей старшего возраста власти распределили в школы, а вот с малышами сложнее — с местами в детских садах и так туго. Взрослым стараются помочь с оформлением документов для пребывания на территории России и с работой. А вот молодую женщину с 10-месячным ребенком отправляют в палаточный лагерь для беженцев, развернутый у станицы Кущевской. У матери-одиночки в нашем городе нет никого, работать не может, поскольку ребенок очень мал. А в лагере дадут пищу и кров, обеспечат медпомощью, помогут с оформлением документов.

Многие беженцы надеются на то, что кошмар на Украине закончится, хотя последние события на их родине оптимизма не прибавляют. Две женщины, выбиравшие вещи для семьи, бежали из Краматорска. Они рассказывают, что шокированы тем, что там происходит: город пустой, воды нет, транспорт не работает, родители остались без средств к существованию, благо что директор местного завода выдал пенсионерам по 500 гривен, хоть как-то поддержал пожилых людей. Кроме родителей, у многих в зоне военных действий остались мужья и старшие дети, а связи с ними наладить сложно. Все в тревоге, волнуются. Как будут развиваться отношения с представителями новой украинской власти после всего, что произошло? Многие обдумывают вариант остаться в России. Есть и те, кто на распутье, они не симпатизируют ни Киеву, ни самопровозглашенным республикам, а просто хотят нормально жить, без войны и гонений.

Бежали, думали пересидеть какое-то время, а ситуация развивается так, что придется остаться надолго, а может, и навсегда. На что жить и как жить? Как устроиться на работу, если на руках ребенок дошкольного возраста? Как старшие дети будут учиться в школе по российской программе, как вольются в новый коллектив? Если ребенок пойдет в 11-й класс, сдаст ли он ЕГЭ? Мужа, хорошего инженера, эвакуировали в Харьков, он собирается увольняться и ехать сюда, к семье, но найдет ли хорошую работу? Правильно оформить документы на пребывание тоже не просто. Вопросы, вопросы, вопросы...

Пункт сбора помощи — еще и место поиска земляков. Можно попытаться найти тех, кто родом из того же населенного пункта.

Аналогичная работа с беженцами ведется в администрациях остальных внутригородских районов. Здесь тоже главными помощниками являются координационные советы по месту жительства. Информацию власти получают от миграционных служб, часто беженцы сами приходят или обращаются на «горячую линию». По адресу, где этих людей приютили, выезжают работники райадминистрации и координационного совета, выясняют, что необходимо беженцам в первую очередь, сколько детей, их возраст. В администрациях регулярно проводятся встречи беженцев с работниками различных городских служб и ведомств, на которых и обсуждаются возникшие проблемы. Например, администрации Центрального внутригородского района удалось отправить группу детей на отдых в Широкую балку и Анапу, что поможет родителям плотнее заняться решением неотложных проблем. Кого-то сразу устроили на работу на базу отдыха — и детям хорошо, и средства к существованию, и крыша над головой на первое время есть.

По информации муниципалитета, к началу этой недели двое беженцев умерли, двое — родились, восемь беременных женщин поставлены на учет, четверых прооперировали, семь лежат в больнице. И ежедневно к кому-нибудь из беженцев выезжает «скорая помощь». Надо сказать, что ситуацию муниципалитет держит под контролем, сказывается опыт российских и краевых властей в работе с людьми, оказавшимися в кризисной ситуации: две долгие войны в Чечне с сепаратизмом и терроризмом, последствия разрушительного наводнения в Новороссийске в 2002-м и в Крымске в 2012-м, в Приморье — в 2013 году.

Принимая помощь, каждая семья беженцев ищет и свой путь выживания. И порой усилия эти оказываются действенными. Например, Нарина Симонова вышла на местных галеристов, чтобы показать им свои работы-украшения, сделанные из меди и полудрагоценных камней. Она жила в Луганске, а в Новороссийск приехала к сестре, которая предоставила всей семье возможность пережить трудное время.

- Когда в ста метрах от нашего дома взорвали бензоколонку и мы поняли, что наш дом может быть следующим, муж принял решение – немедленно собирать детей и уезжать, - с болью вспоминает Нарина. - Я побежала к соседке, отдала ей ключи от квартиры, сказала, что холодильник полон, пусть забирает все продукты, а мы постараемся выбраться в Россию. Машину не брали. Люди рассказывали, что своим ходом до границы мы можем не добраться. Частный транспорт останавливают, обыскивают и зачастую конфискуют боевики нацгвардии. Лучший путь – автобусом, по коридору для беженцев. До сих пор не верю, что выбрались.

Чтобы не быть обузой, Нарина занялась своим любимым делом – созданием уникальных украшений из меди с полудрагоценными камнями. В коллекции кулоны, браслеты, серьги, броши. Всего около ста неповторимых изделий.

- Я по образованию педагог-программист, а руками умею делать все — и шить, и вязать, и вышивать. Когда попробовала сделать первые украшения, поняла, что нашла себя. Муж помогает советом в создании образа. Он у меня врач, и у него прекрасный вкус.

Что будет дальше, Нарина пока загадывать не берется.

- Может и так случиться, что наши дети никогда не увидят места, где родились. Ждем, надеемся на лучшее, но и к жизни здесь, в Новороссийске, готовы. Сейчас отойдем немного от пережитого и будем решать, как именно строить будущее. А пока «гну свою проволоку», как говорит сестра, и стараюсь заработать на хлеб.
Куратор галереи «Prima Юг» (ул. Революции 1905 года, дом 3) Лариса Воспитанюк посоветовалась с художниками, и они решили вместе помочь Нарине.

- Работа филигранная, с прекрасно подобранными камнями, очень необычная, - сказала г-жа Воспитанюк. - Я не встречала никого из местных мастеров, кто бы работал в подобной технике. Поэтому решили провести, начиная с 18 июля, выставку-продажу украшений Нарины Симоновой. Думаю, городу будет интересно познакомиться с новым творческим человеком, который поневоле оказался рядом с нами.

Психологи, привлеченные к реабилитационной работе, полагают, что беженцам предстоит пережить сложный период, который может растянуться.

- Тревога — вот их эмоциональное состояние, - рассказала психолог Татьяна Тидень, работавшая с семьями беженцев, обосновавшимися в Новороссийском районе. - Но большинство отказывается от психологической помощи, мотивируя тем, что они окружены вниманием родных и друзей, которые их приютили. Интересный случай произошел с семьей, остановившейся в станице Раевской. Их дети, услышав взрывы на Раевском полигоне, начали прятаться. Тогда взрослые повели их на полигон и показали, что бывают солдаты, которые не стреляют в людей. Другой удивительный случай: одна русская семья во время войны в Чечне укрывалась у своих друзей на Украине. Прошло время, они вернулись в Россию, обосновались в Раевской, и теперь та украинская семья нашла убежище у них.

Педагог-психолог Галина Савельева, работающая с семьями беженцев, поселившихся в Южном районе, говорит:

- То, что сказываются испытания войной, — это понятно. Но гнетет и то, что остались без средств к существованию. Просят не столько психологической помощи, сколько материальной. Людей тревожит, что приходится начинать жизнь с нуля. Психологическая помощь больше нужна подросткам, их внутреннее состояние остается негативным. Но с детьми будем плотно работать, когда они пойдут в школу. Мы рекомендуем беженцам меньше смотреть телевизор. Но как его не смотреть, когда все их мысли там?

Психологи полагают, что пройдет год-два, пока люди вернутся в нормальное эмоциональное и психологическое состояние. Если не работать с ними, не поддерживать, то негативные эффекты могут проявиться в любой момент. Помочь людям выйти из жизненного кризиса может только скорейшая адаптация и грамотное экономическое стимулирование, обретение навыков активной деятельности в новых условиях. Большое значение будут иметь и хорошие новости с родины беженцев.

Текст: Матвей Прокопенко, Людмила Шалагина.