Квартиры в новостройках города
Наш Новороссийск - городская газета
Воскресенье, 19 Ноября 2017, 2:33
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Евгений Атанов: «Не я играю, а сила во мне»

Евгений Атанов: «Не я играю, а сила во мне»

На выставке современного искусства «Художественная мастерская», впервые прошедшей, как ни странно, в одном из популярных новороссийских ресторанов, неожиданно оказался «человек мира» Евгений Атанов. Художник, музыкант, артист и мастер эзотерических практик в одном лице приехал в наш город поддержать местную творческую интеллигенцию.

Бывают люди, рассказать о которых в одном материале — все равно, что попробовать пальцем море, уж слишком многое умещается в одном человеке. Атанов учился в школе Карлоса Кастанеды, практиковал киайдо, тай-цзы, багуа, сини, ци-гун, йогу (в совокупности 35 лет) и выработал собственную методику восстановления организма. Работал в театре Махмуда Эсамбаева. При этом, еще в советское время, получил классическое художественное образование. Он играет на диковинных музыкальных инструментах, путешествует, устраивает перфомансы, проводит семинары, лекции и мастер-классы в самых разных уголках страны. Исколесив полмира, недавно он переехал на постоянное место жительства в наши края. Вернулся, так сказать, к своим истокам.

- Пятьдесят восемь лет назад я родился в Анапе, затем родители увезли меня в Москву. Получал академическое образование в Харькове на кафедре монументальной живописи, проучился там одиннадцать лет. Почему так долго? Выгоняли меня за всякие шкоды. За хорошие такие шкоды, ведь на самом деле я был отличником... Печатал самиздат, изучал философию, читал запрещенную литературу. В то время все неформальные движения категорически не приветствовались. Я учился вместе с Александром Петлюрой (крутой модельер сейчас), кстати, нас вместе и выгоняли. Сейчас встречаемся иногда, вспоминаем. Потом я ушел в театр Махмуда Эсамбаева, где работал художником по костюмам и артистом оригинального жанра. Поскольку уже тогда начал заниматься эзотерическими практиками, то с легкостью танцевал на углях, в меня кидали ножами, глотал огонь — одним словом, все, что тогда нельзя было делать, я делал на сцене. В лихие 90-е уехал учиться за границу. Учился в Америке, в Мексике, в центре Карлоса Кастанеды. Я самый первый из русских, кому довелось туда попасть.

- Знаю массу людей, увлеченных Кастанедой — автором 12 томов книг-бестселлеров, посвящённых изложению учения индейца-шамана. Расскажите им, что же там происходило.
- Как и везде, обучение. Каждодневные практики с преподавателями, у которых есть своя программа. Это невозможно рассказать. Скажем так, пустой я не уехал. Какую-то часть своей жизни я посвятил изучению мексиканской магии. Кактус пейот, как принято думать, не ел. Все осмысленные трансформации и находки магов всегда делаются в состоянии трезвого сознания. Магия индейцев — не фокусы с доставанием «чего-то» из ниоткуда, а практика расширения восприятия за границы того, что известно человеку. Но сильно я не впечатлен. Еще я занимался буддизмом, учился в храме Карма Кагью — школе одной из линий буддизма, но буддистом никогда не был. Было интересно, потому что очень много времени я отдал восточным единоборствам, в свое время получил четвертый дан. Большая практика в овладении боевыми искусствами позволила выработать свой стиль и сформировать собственную технику — школу киайдо-арт. Это уникальный проект на основе совмещения боевых искусств, живописи, танца и музыки. Главная задача киайдо-арт — сформировать новую среду отношений и переживаний, приближающих нас к тонкому миру чувств, ощущений.

- Считается, что когда человек «распыляется», то не может достичь профессионализма ни в одной сфере. Но есть и другое утверждение: талантливый человек талантлив во всем. Может ли один человек заниматься всем сразу и хорошо? Лично я не знаю ответа на этот вопрос.
- Все объяснимо, я сейчас нарисую схему. Существует центр твоего внутреннего стержня осознанности, вокруг которого располагается, так сказать, сад земных наслаждений. Творчество и интуиция находятся на высшем уровне. Изобразительное и театральное искусство, музыка, поэзия, литература, танец и даже спорт — все это на одном поле, которое, как колесо, крутится вокруг силового центра. Очень многие люди занимаются этими видами искусства, не имея такого центра. Вроде бы занимается человек живописью, а все не то. Вроде бы играет музыку, а получается, что просто лабает. Хоть головой об стенку бейся, если нет силы, нет энергии, то не дано... Если есть — можешь заниматься чем угодно. Когда я это понял, стал развивать эту матричную систему, и колесо закрутилось вокруг меня еще сильнее. Живопись для меня — один из объектов моего центрирования, как и медицина, как и музыка. Это не я играю, играет сила во мне.

- Как вы к этому пришли? Проснулись в один прекрасный день, и...
- Я проснулся в 23 года, поэтому многим был неудобен. В то время о силе, о философии, о Боге не то что говорить — думать нельзя было. Я понял, что жизнь не есть форма, это то, что за пределами нашего ума. Искусство — умение видеть образами, а не формами. На этом все основано.

- На вашем официальном сайте можно посмотреть живописные работы, сделанные в последние годы. Персональные выставки устраиваете?
- Нет, я много выставлялся в студенчестве, теперь у меня нет желания делать официальные выставки. Лично мне сейчас просто не хочется, чтобы мои работы кто-то оценивал. Я занимаюсь наукой — творчеством жизни. Хотя с глубоким уважением отношусь к людям, которые уделяют должное внимание выставочной деятельности. Для художника это важно, для его личностного роста и тщеславия. Это отдельная сфера деятельности, в которой также накапливаются опыт, знания, достигаются новые вершины. Если человек не эволюционирует — это крах. Если ты понял однажды, что знаешь что-то, — ты остановился. Иначе говоря, «закрутился» на кольце спирали. Не будет развития — наступит деградация. Но самое главное — это эволюция души. Спираль эволюции меняет тебя каждую долю секунды. Мы каждый день должны учиться новому. Каждый, кто встречается на нашем пути, — наш учитель. Конкретных избранных учителей нет, мы все учителя и ученики друг друга.

- Что значит быть художником?
- Существует формальное ремесло, которому все обучаются изначально, далее начинается творчество — возможность рассказать о своем видении на полотне. Это работа с образами, состояниями, которые происходят за пределами человеческого ума. Очень многие люди «залипают» в одном русле. У меня многие однокурсники как писали натюрморты, так и пишут. Но художник не в том, как он рисует, а в том, насколько полно он воспринимает мир. Не надо путать искусство с ремеслом.

- Почему вы вернулись на Кубань?
- В народе говорят: где родился, там и пригодился. Где я только не был! А потом вдруг потянуло сюда. В Анапе не остался — уехал в село Береговое, в районе Бетты. Строю там творческую дачу. Вся деревня смеется надо мной. Там все строятся, закупают стройматериалы, жизнь кипит. А я хожу по старым дворам и выискиваю интересные детали, деревяшки, причудливые ржавые штуковины. Люди спрашивают: «Ты больной, что ли?». А я вымениваю у них всю эту красоту на новые стройматериалы. «Евровагонку» меняю на какой-нибудь черный брус, на котором человек дрова колол. Сегодня как раз покрывал лаком дубовые поленья, которые нашел у соседей в старой обугленной бане. Это такое настоящее, что слов нет. Кстати, Петлюра всю жизнь занимался тем, что собирал старые вещи, потом сделал коллекции, выставлял их и до сих пор показывает людям. Сам он сейчас переехал в город Таруса на реке Оке. Живет в интересном месте, в интересном доме. Даже старый автомобиль, в котором мы когда-то по Москве гоняли, с собой взял. Там поселилось много художников, музыкантов, творческих людей. Я пытаюсь создать свое атмосферное пространство здесь, на юге, для своих учеников и единомышленников. Мечтаю наполнить его красивыми вещами, красивой музыкой, красивой живописью. Настоящие вещи украшают тебя изнутри, дают тебе силу. Ненастоящие — наоборот. И тогда живем мы в некрасивых иллюзиях, от этого страдаем и болеем.

- А что значат деньги?
- Это сила. Конкретная материальная сила, и жаль того, кто этого не понимает. Деньгами измеряется степень земной свободы. У всех есть дети, и если тебе нечем заплатить за свет, твои дети замерзнут. Это заблуждение, что художник должен быть голодным. Никто не должен быть голодным. Любая работа должна оплачиваться, и каждый знает свою цену.

- Сегодня вы приехали в Новороссийск по приглашению друзей-художников. А еще что делаете в нашем городе?
- Провожу семинары по психопластике. На уровне тонких материй работает и физика, и биомеханика. Планирую также проводить здесь семинары по искусству. Все мои проекты имеют одну цель: помогать человеку осознавать себя, освобождать, исцелять и творить. По моему глубокому убеждению, так мы получаем доступ к энергии Вселенной и путь в гармоничную жизнь.

- Ну, и как вам наш город?
- Простите, не фэн-шуй. С позиции архитектуры мне многое кажется странным, неуместным. Это не Питер, где хочется бесконечно сидеть под каким-то старым мостом, где все органично. Но я вообще сидеть на одном месте не могу. Даже в своем селе бываю рад садить картошку и общаться по душам с соседом, но постоянно так жить не могу. Поэтому безгранично рад возможности ездить по разным городам, общаться с большим количеством интересных людей.

Текст: Екатерина Вербицкая.