Наш Новороссийск - городская газета
Четверг, 13 Декабря 2018, 19:21
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Т-34 ХОДИЛ, КАК ЛЕГКОВАЯ!

Т-34 ХОДИЛ, КАК ЛЕГКОВАЯ!

Сержант Иван Ганич — солдат последнего военного призыва Великой Отечественной. Призван на военную службу в 44-ом, к этому времени уже успев узнать тяготы и ужасы войны, принудительных работ в немецкой оккупации под Новороссийском и в Крыму.

Приняв поздравления с наступающими праздниками, Иван Васильевич начинает разговор с житейских проблем, которыми наполнены его будни. Вот ливневку надо чинить, а то как дождь, так вся вода идет в огород. Из-за этого в отличном колодце, который он сам выкопал в 70-х годах, вода зеленая и пить ее можно только после кипячения. Мы заглядываем в колодец, в полное ведро, разговариваем про виноградник и сад — груша в этом году уродится, а вот айву надо срочно обработать от вредителей, на алыче ветки засохшие спиливать. Хозяйская боль чувствуется в каждом слове Ивана Васильевича. Были бы силы и здоровье, все бы переделал и перестроил сам.

Приглашая в дом, Иван Васильевич с удовольствием показывает свеженький ремонт — это Иринка, любимая внучка, золотой человек, ему помогает. «Я им тоже помогаю», - заговорчески подмигивая, с удовольствием сообщает ветеран. На стене на почетном месте часы с символикой 70-летия Победы, в серванте — столовый сервиз. Это подарки с нефтебазы, как по привычке называет свое родное предприятие Ганич, ветеран АО «Черномортранснефть». Коллектив и Совет ветеранов не оставляют стариков, поздравляют, помогают, поддерживают. Вот и сейчас коллектив «Черномортранснефти» готов отправить в дом ветерана трудовой десант, который поможет решить бытовые вопросы Ивана Васильевича.

Иван Васильевич достает парадный пиджак, где на лацкане самая дорогая награда — медаль «За победу над Германией». Попав в последний военный призыв, Иван Ганич учился на танкиста. В учебно-танковом батальоне новобранцев готовили к возможной войне с Японией. Выпустился механиком-водителем знаменитого Т-34. Танк свой любил, ездить на нем было одно удовольствие: «идет как легковая!» В боях участвовать не довелось, но прослужил Ганич в армии до 50-го года. И до сих пор жалеет, что не остался дольше — родителей пожалел, вернулся на родину, в Борисовку.

Сюда родители привезли 7-летнего Ивана в голодном 33-м году из Крымска. Там совсем было худо, вспоминает Ганич, а в Новороссийске люди хамсой спасались. С тех пор он рыбу любит всякую и умеет ее приготовить.

Вся семья работала в колхозе, первый заработок Иван принес матери — это были мешок пшеницы и мешок кукурузы.

Когда фашисты приблизились к Новороссийску, какой-то военный посоветовал борисовцам уходить в лес. Тогда леса вокруг Борисовки еще были, и несколько семей, со скарбом и детьми, последовали этому совету. Иван помог своим, потом, сколотив тачку, перевез две семьи дядьев с Мефодиевки. А Новороссийск уже начали бомбить с воздуха...

Остановились у Фуровой горы, в полуразрушенных домиках, обжились как смогли. Однажды со стороны станицы Раевской пришли к ним три моряка. С ними баян, пулемет и три ящика патронов к нему. Ночь переспали, а утром ушли, бросив все. Что это были за солдаты? Пробирались в Новороссийск? Почему тогда оружие бросили? Или дезертиры? Подумав, и пулемет и патроны решили спрятать, ведь если немцы найдут — это верный расстрел. Схоронили «в прищелок», один ящик патронов с красными головками — «трассирующие, значит» — закопали. - Они, наверное, до сих пор там и лежат, - рассуждает Иван Васильевич. - Вот бы съездить, посмотреть...

Потом была оккупация, и фашисты заставили всех вернуться в свои дома. В Борисовке никого не расстреляли. Угоняли на работу. Люди жили в коровнике во Владимировке, под автоматами расчищали взорванный нашими железнодорожный тоннель: «Рус, арбайтен!» Зима, холод, грязь, валуны, глина под ногами... Ивану Васильевичу часто это снится.

Потом их с матерью погнали в Крым, под Перекоп, копать по ночам противотанковые рвы. Голод, холод и несметные полчища вшей.

- Молодым сейчас рассказать — не поверят, - вспоминает Ганичев. - Я тогда перекати-полей набрал, поджег и дымом по одежде прошелся — себя спасал. А некоторые совсем там опустились, так их немцы подальше отведут и шлепнут...

Когда наши начали наступать, немцы разбросали работников по близлежащим деревням. Ганич, болгарин один и татарин попали к хозяйке, которая надоумила их бежать. Ночью дождались, когда патруля не будет, и рванули через лес. Шли-шли и вышли на румынский пост. Думали - все, расстреляют. А те выслушали рассказ пацанов о том, что немцы лагерь распустили и всех по домам отправили, и дали чего-то выпить. Отрава, подумал Иван. Потом чует - спиртным пахнет (в Борисовке вино свое всегда было, так что к 16 годам местные уже знали запах). Выпил все. Оказалось — коньяк. Идут пацаны по стерне — ноги в кровь, сами пьяные — и плачут, и смеются... Вернулся к матери на третий день Пасхи, как сейчас помнит.

После демобилизации Иван Васильевич пошел работать на «Молот», потом на открывшуюся Кирилловскую нефтебазу, после - переводом на нефтебазу «Грушовая», где отработал больше 20 лет. Очень благодарен коллективу родного предприятия – АО «Черномортранснефть» за то, что не забывают. Ближайшая встреча с коллегами, ветеранами — на Параде Победы 9 Мая.

Текст: Елена Калашникова.