Наш Новороссийск - городская газета
Среда, 19 Декабря 2018, 6:20
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
БОЙЦОВ ВОЗВРАЩАЮТ ИЗ НЕБЫТИЯ

БОЙЦОВ ВОЗВРАЩАЮТ ИЗ НЕБЫТИЯ

Около 500 имен погибших защитников города установили с начала года сотрудники Новороссийского исторического музея-заповедника. Эти люди во время Великой Отечественной сражались здесь, здесь и остались навсегда. Где их могилы, можно только предполагать. Но знать героев пофамильно — уже многое значит.

В старых советских фильмах следопыты после переписки с архивами и встреч с ветеранами наконец-то находят в лесу заброшенную могилу, где на старой железной плите вырезана звезда, сквозь ржавчину проступают инициалы конкретного красноармейца. А Новороссийск после освобождения практически весь превратился в кладбище. Как рассказывает заведующая отделом музея Раиса Соколова, хоронили погибших на улицах, площадях, виноградниках и склонах хребта. Большие потери были на Малой земле, которая простреливалась с нескольких сторон. По-человечески проводить в последний путь погибшего товарища было очень сложно, захоронения устраивали в воронках от бомб, в траншеях.

В 1943 году новороссийский исполком постановил: поставить на учет все захоронения с указанием, кто в них покоится, дату гибели каждого. Срок — две недели. Поставленная задача не выполнена до сих пор. Мало кто из бойцов, участвовавших в десантах, брал с собой документы, в землю зарывали безымянных. Потом в течение мирных десятилетий перезахоранивали в братских могилах на разных кладбищах. И сказать, где сегодня покоятся конкретные люди, можно в очень редких случаях.

Но имена погибших не канули в Лету. Из воинских частей в вышестоящие штабы регулярно уходили именные списки безвозвратных потерь личного состава, где был назван населенный пункт или географические координаты – Новороссийск, Мысхако, Глебовка, гора Долгая, Грушовая балка. Документы не отличались четкой периодичностью, фамилии в них могли быть пропущены или повторялись несколько раз. Один список подразделения включал потери с 15 по 20 марта 1943 года, другой — с 18 по 22 марта и т.д.

Музейщики посылали запросы в архивы и военкоматы, ответы оттуда шли месяцами. Иногда списки своих погибших привозили ветераны воинских частей, которые вели бои в Новороссийске, информацией делились местные историки.

В 1982 году, когда в городе открылся мемориальный комплекс на Малой земле, было известно 5228 фамилий погибших здесь бойцов. Сегодня в музее есть данные о 18 000 конкретных защитниках Новороссийска. Последние годы поиск ускорился благодаря порталу «Мемориал», объединившему базу данных основных госархивов. И сегодня, не отходя от компьютера, сотрудник музея Ирина Редькина каждый день дополняет имеющиеся картотеки и отыскивает новые фамилии.

При мне Ирина Ивановна совершает небольшое открытие, проверяя данные на матроса Алещенко Бориса Аркадьевича. В музейной картотеке он много лет числится захороненным в братской могиле. Но в именном списке одного из документов даны другие сведения — 12 сентября 1943 года он не погиб, а был взят в плен. В другой графе отметка, что Алещенко 28 марта 1944 года был освобожден в станице Анастасиевской. Эту фамилию можно вычеркивать из списков погибших в Новороссийске. Очень хотелось бы верить в счастливую звезду матроса Алещенко, знать, что он дожил до Победы, вырастил детей и внуков.

Больше половины погибших явно не славянского происхождения — азербайджанцы, дагестанцы, казахи, татары, армяне, грузины. Перед лицом грозной опасности объединились люди разных национальностей и конфессий.

- Каждый год к нам из разных мест приезжают люди и просят помочь найти могилу своего прадеда, деда, дяди, погибшего в Новороссийске или его окрестностях, - говорит заведующая отделом музея Раиса Соколова. - Чаще всего можем только указать братскую могилу. Сотрудники знают, на каких позициях в тот или иной период находился личный состав подразделения, какая могила ближайшая. Например, штаб 255-й бригады располагался возле нынешнего памятника-самолета, погибших бойцов хоронили в братской могиле на территории нынешнего Морского университета.

Малая земля – это не только несколько гектаров территории неподалеку от Суджукской косы, это большой район, куда входили и поселок Мысхако, и гора Колдун, и отрезок теперешнего Мысхакского шоссе до кладбища, и нынешняя улица Корницкого до «Нептуна». Очень хочется верить, что встречая при рытье котлованов человеческие кости, строители не оскверняют прах защитников города, а вызывают поисковиков и передают им останки. Так должно быть. И только так мы сохраним память о войне.

Текст: Светлана Добрицкая.