Наш Новороссийск - городская газета
Вторник, 11 Декабря 2018, 3:31
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
СЛУЖБА ТАКАЯ — ВОЗИТЬ «ГРАД»

СЛУЖБА ТАКАЯ — ВОЗИТЬ «ГРАД»

Рядовой луганской народной милиции Владимир Пасечник в родном Новороссийске не был больше года. Недавно приехал на несколько дней и был поражен: яркие вечерние огни, сияющая реклама и огромное количество машин — столько в столице одной из самопровозглашенных украинских республик и в разгар рабочего дня не увидишь.

48-летний новороссиец отправился в ЛНР, когда там шли серьезные бои. Владимир ехал не за идею воевать, а спасать маму. В городке Стаханове, где живет она и старший брат, было неспокойно. Украинской ракетой разнесло половину стены в соседском доме, в зданиях поблизости побило стекла…

В жизненном багаже у Владимира было два неудачных брака, десятилетняя дочь осталась с бывшей женой. Ни квартиры, ни дома, ни дачи. Сейчас он рассуждает так: если был бы в Новороссийске угол, куда можно привезти самых близких людей, то, наверное, на Луганщине он бы не остался. А тогда бросил неплохо оплачиваемую работу, забил под завязку продуктами машину и поехал к родным.

- Матушку я тогда привез в Ростовскую область к ее сестре, - рассказывает Владимир, - сам вернулся к брату. Вместе с ним следил за домом и огородом. В Новороссийск возвращаться смысла не видел. Больше таких сильных артналетов не было, началось перемирие и отвод войск. Матушка через пару месяцев приехала в Стаханов, а я отправился в Луганск и записался в ополчение.

У народной милиции там одна задача – поддерживать стабильность. В самом начале украинского конфликта ополченцы были некой стихийной силой — просто собрались люди, настроенные против национализма, дисциплина была невысока. Воевать за идею шли со своими продуктами, обмундирование покупали за свой счет.

Но уже прошлой весной милиционеров начали ставить на казенное довольствие, теперь с каждым желающим противостоять украинской армии заключается контракт как минимум на год. Рядовому Владимиру Пасечнику, кроме крыши над головой и трехразового питания, предложена зарплата. В месяц выходит 15 тысяч рублей. По новороссийским меркам для мужика это мало, по луганским – очень даже неплохо. Служит народ от 15 лет и до 55, но возрастных милиционеров раз-два и обчелся. Командный состав – те, кто имеет какой-то опыт организаторской работы, знает хотя бы основы военного дела. Кадровых офицеров почти нет. Все рассказы о том, что в Новороссии присутствуют регулярные российские части, как утверждает наш земляк, - миф.

Живет и служит Владимир на полигоне под Луганском. Разместили вояк в бывшем пансионате. Пять дней в неделю они приходят на службу. Обязательного подъема и зарядки нет. После построения в шесть утра выполняются какие-то повседневные задания, бойцов назначают в наряды. Суббота и воскресенье – законные выходные, если нет наряда.

Должность Владимира – водитель установки «Град», перевозит он эту артиллерию на бензиновом «Урале» 1988 года выпуска. Вся техника у луганчан еще советского производства. За последние несколько месяцев в артиллерийском батальоне четыре раза проводились учения, расчет Владимира успешно поражал цели условного противника.

- Я доволен, что служу в мирное время, - говорит Владимир. - Знаю, что на мне нет крови, пусть даже случайной. Местные жители понимают, что простые украинцы в войне не виноваты, их используют как пушечное мясо высокие политики.

Порошенко, Яценюка и ярых националистов в Новороссии ненавидят. А так никакой украинофобии не наблюдается. Очень сильна надежда на Россию. Кинотеатр «Украина» в Луганске переименовали в «Россию».

Война разбросала семьи. Племянница Владимира уже давно живет в Киеве, очень переживает за отца. Когда на Луганщине бомбили города и поселки, многие мужчины вывезли жен и детей в Россию или, наоборот, отправили к родственникам на Украину. Сейчас многие женщины как-то устроились «в эвакуации» и стали разводиться с мужьями — мол, от них ни моральной, ни материальной поддержки. У двоюродного брата Владимира подобная ситуация: его супруга с двумя детьми устроилась в Новороссийске парикмахером, снимает квартиру, концы с концами еле сводит и упрекает мужа, что денег мало высылает. Хочет подать на развод.

В Луганске мужчинам действительно зарабатывать негде. В областном центре промышленных предприятий много, но все они стоят, порушены хозяйственные связи. Товарищ Владимира до войны занимался строительством, делал бетон. Сейчас этот бетон для восстановления зданий ох как востребован, но производство не налаживается — песок есть, щебень есть, а цемента нет.

Работают лишь несколько шахт. Весь малый бизнес занимается торговлей. Ситуация напоминает ту, которая была в России в девяностых, когда «челноки» привозили шмотки из-за границы и продавали на барахолках. Только в Новороссии самый ходовой товар – продукты. Везут их большей частью из России. Расчет везде идет на рубли. Цены практически такие же, как в Новороссийске: свинина стоит 290-300 рублей, десяток яиц – 50-60 рублей, селедка – 200 рублей. Дешевле хлеб и водка – 12 и 100-120 рублей соответственно. Проезд в общественном транспорте обходится в десятку. При этом льгот ни у кого нет. Только школьников везут бесплатно.

В рублях выдают на Луганщине зарплаты и пенсии. Причем с последними была колоссальная задержка. Матушка Владимира и его брат жили благодаря тому, что растет на шести сотках. Сейчас пенсионеры получают в среднем около 2500 рублей. Концы с концами свести нелегко. Стабильные, но маленькие зарплаты у бюджетников.

В мае у Владимира истекает срок его службы по контракту. Но в Новороссийск он возвращаться не думает. В Луганске у него появилась пассия, владелица трехэтажного особняка и двадцати соток земли. Это при том, что женщин в городе гораздо меньше, чем мужчин. Владимир надеется создать новую семью и новый бизнес. А в наш город он заехал только повидаться с дочкой, которая ужасно соскучилась. Бывшая жена уже и не ждет на ребенка больших алиментов. Назад Владимир повезет с собой запас лекарств. Их в Новороссии не хватает.

Текст: Светлана Александрова.