Наш Новороссийск - городская газета
Вторник, 11 Декабря 2018, 2:58
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
СИЛЬНЕЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

СИЛЬНЕЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Житель станицы Раевской Федор Фролов всегда считал себя счастливым человеком. Когда он потерял зрение и похоронил сына, пришлось доказывать себе, что жизнь может и должна оставаться полноценной. Он поступил в университет и начал помогать другим.

Федор Петрович когда-то мечтал стать актером, но в театральное училище не поступил, закончил торговый техникум. Много лет работал по специальности. Все пошло наперекосяк, когда в его легковушку врезался на трассе грузовик. У Федора Петровича оказалась сломана ключица, зрение практически на нуле. Он не воспринял это как полную катастрофу: живым-то остался и хоть немного, но все-таки видит. А вскоре у Федора Петровича погиб любимый сын. Был сильный дождь, на стройке валялись оголенные провода, и парня убило током.

- Бессмысленно объяснять, что я чувствовал, - вспоминал Федор Петрович. - Мечтал о том, чтобы меня никто не видел и не жалел.

Два года не хотелось ничего. Голову надо было занять, завалить ее информацией, чтобы не сойти с ума от одних и тех же мыслей. Ведь человек ни почитать, ни посмотреть не мог. И Фролов поступил заочно учиться в Кубанский государственный университет на специальность «социальная работа», решил: если вытащу себя из депрессии, значит, смогу помочь кому-то другому.

Аудиокниг, по которым обычно учатся слепые, в вузе не оказалось. Жена новоиспеченного студента, Галина Михайловна, надиктовывала ему из учебника, получала образование вперед его. До сих пор в доме хранятся более семисот кассет с этими записями. Слушать приходилось по нескольку раз, мозг отчаянно давал команду «читать». Хочешь выучить — увидь глазами. Чтобы запоминать эти книги, нужно постоянно создавать в голове картинки, рисовать схемы и таблицы, воображать то, что слышишь. На особо важные лекции приходилось все же ездить в институт, записывать их на диктофон. За пять лет этот крепкий аппарат "сошел с ума" от количества записей и стал шипеть.

Но еще тяжелее было просто жить. Надо было бороться с раздражением на людей за то, что они не понимают, что чувствует слепой. Например, немало усилий ушло на то, чтобы приучить домашних класть каждую вещь на одно конкретное место. Ключи он просил вешать на определенный крючок. Зрячему все равно, на десять сантиметров правее или левее ключ находится, а для слепого уже драма — не может закрыть дом.

«Завяжите себе глаза полотенцем, - предлагает Федор Петрович. - Пройдитесь по квартире. Попробуйте не нервничать, когда споткнетесь о ножку стула. Попробуйте вспомнить, куда положили расчёску, и на ощупь найти ее. Набрать телефонный номер. Налить в кружку воды. Тогда вы сможете понять положение слепого».

Фролов одолел все сложности и подошел к диплому. Конечно же, «пальцами на пишущей машинке» была жена. Она спорила с ним и переделывала его фразы. Муж топал ногами и напоминал, что это его дипломная работа на тему «Общение детей с животными как фактор социальной адаптации». Объектом изучения стала иппотерапия, в которой главный «врач» — лошадь. Самой важной была практическая часть дипломной работы, ведь наш студент по-настоящему собирался заниматься с больными детьми. Нужна была настоящая лошадь, не слишком резвая, ласковая, безопасная для человека с ограниченными возможностями. Федор Петрович готов был купить ее. Ему посоветовали обратиться к человеку, который разводит лошадей, организует конные прогулки. Когда этот лошадник узнал, для чего требуется животное, то отказался брать деньги. Уже после Федор Петрович вернул долг родившимся через пару лет жеребенком. И тут же получил в подарок пони. Так у Федора Петровича в хозяйстве оказались лошадь Багира и малышка пони по имени Кукла.

Новоиспеченный социальный работник видел мир пятнами силуэтов, как до предела засвеченную старую кинопленку, поэтому он не может описать своих пациентов. Но помнит каждого. Больше всего запомнился двухгодовалый малыш с поражением костного мозга, переболевший энцефалитом. У него совсем не двигались скрещенные ножки. Федор Петрович вместе с родителями буквально укладывал его на пони, и они медленно-медленно шли по кругу. На одном из занятий мальчик, уже привыкший к движению лошади, стал подергивать ножками, как бы направляя животное дальше. Лошадь становится здоровым продолжением больного тела, и мозг пациента оживляет нарушенные нервные окончания.

От рекламы своих услуг Фролов отказался. Новости разлетались сами. К Федору Петровичу стали приходить и здоровые дети, чтобы покататься на лошадке, денег он не требует, но от подарков не отказывается. Чаще всего это упаковка кускового сахара или другой корм для животных.

На участке живут две собаки, в вольере — курицы, в специальных маленьких бассейнах прямо на улице плавают большие золотые рыбки. Сколько кошек подкармливает его жена, Федор Петрович сказать не может. Кроме этих самых кошек он знает на своем участке все. Здесь он зрячий, хотя в последнее время белые пятна все больше сливаются в одно. Он уже не держит лошадок, все-таки работа с ребенком и животным — дело ответственное.

Социальную работу Фролов не прекратил. Сейчас он активный волонтер в обществе слепых, оказывает психологическую помощь тем, кто потерял зрение во взрослом возрасте – эти люди зачастую находятся в депрессии и не знают, как жить. Те, кто слепы от рождения, не чувствуют всей горечи утраты.

Недавно Федор Петрович по телефону уговорил ослепшего молодого человека, который почти шесть лет вообще не выходил из дома, прийти к ним в общество. Фролов знает, как можно жить интересно, практически ничего не видя. Вместе с товарищами он учит других незрячих слушать и слышать, как едут машины, бегут по улицам прохожие, как продолжается жизнь.

Текст: Полина Горшкова.