Квартиры в новостройках города
Наш Новороссийск - городская газета
Воскресенье, 19 Ноября 2017, 2:31
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
КУЛЬТУРА — ЭТО НЕ ФРАК И БАБОЧКА

КУЛЬТУРА — ЭТО НЕ ФРАК И БАБОЧКА

Выдающегося исполнителя, концертмейстера и аккомпаниатора Ларису Сараф знают все, кто следит за культурным пульсом родного города.

Одни с ней знакомы по художественным выставкам, где маэстро добавляет аккорды к краскам, создавая идеальные условия для эстетов. Другие знают ее по сольным выступлениям. И то, и другое – острова, где правят музы. Как проходят ежедневные «заплывы» меж этими островами, корреспонденту «НН» рассказала сама Лариса Аркадьевна.

- В одной из бесед вы упомянули, что музыка стала выбором без выбора. Как это понимать?
- Я родилась в музыкальной семье, где пианино было священным предметом. И первой послевоенной покупкой деда и бабушки, и первым же предметом мебели и интерьера. Оно сделало наш дом главным концертным залом крымчаков Новороссийска (крымчаки – малая народность Крыма). Люди отдыхали, пели песни, танцевали — было весело. Дети активно участвовали во всем этом. Бабушка, не зная ни одной ноты, играла на фортепиано все популярные в то время мелодии из кинофильмов. Дедушка исполнял на бубне. Отец пел арии из опер, писал стихи, а мама играла на аккордеоне и фортепиано. Поэтому нас с сестрой в 6 лет отдали в музыкальную школу. Потом в училище. После училища сестра вышла замуж и уехала в Крым, а я продолжила образование в Ростовском музыкально-педагогическом институте, закончила его и вернулась домой.

- Ростов — прекрасный, перспективный город, калейдоскоп событий. Почему не остались?
- Не стала бы жить ни в каком городе, кроме Новороссийска. Для меня он хорош не количеством событий, а качеством людей, которых я знаю и которые знают меня. Ну и куда же без моря...

- Люди, которые с рождения не расстаются с музыкой, отличаются от обычных людей? Может, происходит какая-то профессиональная «мутация»?
- Скорее, это особенность. Я, например, слыша музыку, «вижу» ее в голове в качестве записанной последовательности нот. Такая визуализация.

- А что рисует воображение, когда слышите хиты современной эстрады?
- Каракули. Потому что это маразм, а не музыка. Взять хотя бы Сергея Лазарева и его «Это всё она-нанананана». Печально, но это рассчитано на большую целевую аудиторию. Чтобы люди окончательно не потеряли навыки пользования второй сигнальной системой, их снабжают чем-то, что можно напевать, не задумываясь над смыслом. Чем меньше думают, тем лучше.

- Может, наоборот — вкусы «пролетариата» сформированы такими песнями, а не написаны под него?
- Опыт показывает, что вкусы формируются родителями. От них зависит, снабдят они ребенка защитным полем, от которого потом будет автоматически отскакивать всякий псевдомузыкальный мусор, приучат его к богатому наследию музыкальной культуры, или он будет мычать «нанана». Это не значит, что нужно дни напролет над люлькой транслировать органные произведения Баха. Выбор должен быть уместным. Стиль — любой, важно, насколько гармонична музыка.

- В чем причина превращения поп-музыки в попсу?
- В культурном уровне народа. Ведь культура — это не фрак и посещение концертов классической музыки. Это способность хотя бы донести окурок до урны. В советских школах преподавали ИЗО, музыку. А искусство изначально призвано приучать человека к чему-то хорошему. Дети ощущали прямую связь между красотой и чистотой вокруг. Для них и то, и другое было ценностью. А когда у подростка в одной руке бутылка пива, в другой семечки, в зубах — сигарета, потом все это летит под ноги, о каком восприятии качественной музыки можно вести речь?

- Сейчас ИЗО и музыку не считают важным предметом...
- Конечно, они не отнесены к дисциплинам, которые ведут человека к успеху. Но почему-то сильные мира сего стремятся отдать своих детей в частные учебные заведения, где преподавание творческих дисциплин на порядок выше, чем было в советских школах. И пусть стоимость месяца обучения превышает среднюю по стране зарплату. Те, кто платит, считают, что это правильная инвестиция. Кстати говоря, те же небедные люди сидят в заведениях премиум-класса, где я играла.

- Для вас не проблема сыграть что угодно?
- Конечно. Если я не знаю песни, то говорю: вы напойте, а я сыграю! Или же ищу в интернете композицию, перекладываю на ноты, и на следующий день я во всеоружии. Люди довольны, я счастлива.

- Есть академические музыканты, которые принципиально отказываются играть в ресторанах, говорят: «я выше этого».
- У всех свои причины. Может, они просто понимают, что не потянут игру в ресторане. Тут ведь нужен определенный слух и запас репертуара. Отберите у человека ноты, и он не сыграет «Маленькой елочке холодно зимой», если до этого не знал мелодию и на слух не привык воспринимать.

- Даже самый дорогой ресторан — все же не дворянское собрание. Бывает же, что человек сидит и вилкой в зубах ковыряет...
- Если я вижу, что неинтересна аудитории, то прошу управляющего включить фоновую музыку. Зачем их мучить собой? Я не умею играть незаинтересованному или пустому залу. А когда вижу глаза довольной публики, как же можно не играть? Или играть плохо?

Текст: Роман Сусленко.