Наш Новороссийск - городская газета
Среда, 12 Декабря 2018, 8:45
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
КОМУ ТЫ НУЖЕН, МОРЯК?

КОМУ ТЫ НУЖЕН, МОРЯК?

Новый год капитан Геннадий Черкасов проведет не с женой и маленькой дочкой, а один, в тюрьме чужой страны. Не вор, не бандит, не убийца — жертва обстоятельств, ставший пешкой в чужой игре.

Всю жизнь после окончания мореходки Геннадий Николаевич Черкасов — в профессии, сейчас ему 53 года. «Чистая, как слеза, биография», говорят про таких. Есть государственные награды, медали. В 2007 году удалось поработать даже с Президентом Владимиром Путиным – возил первых лиц государства на яхте «Эсперанса».

О том, что происходит с Геннадием сейчас, «НН» узнал от его супруги Наташи, которая в отчаянии стучится во все двери. Резюме Геннадия всегда «висит» на сайте YachtWorld.com. Там размещают свои анкеты моряки, которые оказывают транспортные услуги по перегонке яхт. Геннадий Николаевич в качестве подработки тоже периодически их перегонял. Основная работа позволяла — в компании «Ламналко» (российской «дочке» фирмы Lamnalco, имеющей головной офис в Нидерландах) Черкасов работал по вахтовому методу – две недели через две. В этот раз все складывалось как обычно: позвонили, предложили перегнать парусно-моторную яхту из Стамбула в Бодрум. На основную работу Черкасову нужно было выходить только 5 декабря. 18 ноября капитан улетел в Турцию, звонил жене из Стамбула: «Все хорошо, судовладелец нормальный, быстро закончу — и к вам!».

Следующий звонок был уже из греческой тюрьмы, Черкасов рассказал, что произошло. На борту двое — он и молодой помощник. До Бодрума оставались последние мили, ночью отдыхали на якоре. В три часа ночи яхту окружили катера, на них человек десять, сказали, что они — представители хозяина яхты, у которого изменились планы. Черкасов должен сняться с якоря, загрузить на судно людей и перевезти их в греческий Калимнос. Геннадий Николаевич отказался — такого уговора не было, в пути хозяин не связывался с капитаном, чтобы отдать подобное распоряжение. Катера ушли. Черкасов ничего не предпринимал. Через полчаса снова пожаловали незваные гости, на этот раз катера сопровождали лодки, забитые пассажирами. С угрозами, применив физическую силу, капитана и помощника загнали в рубку, отобрали телефон и рацию. На судне такого масштаба, конечно, отсутствует «кнопка захвата». Пришлось действовать по чужому сценарию.

Пять часов они шли в водах Турции, еще пять находились в нейтральных водах и водах Греции. Прямо по назначению Геннадий Николаевич яхту не повел — начал маневрировать, мотивируя действия тем, что не знаком с маршрутом. Ни береговой охраны, ни других судов поблизости не было, лишь греческое рыбацкое судно. Черкасов решил заглушить мотор и сообщить захватчикам о неисправности судна, сам подал сигнал рыбакам, которые подошли к яхте. Черкасов объяснял, что на судне незнакомые ему люди, которых приказано высадить на сушу. Яхта кренится — вместо 30 человек на ней около 60 пассажиров, в основном женщины и маленькие дети. Кому мог, Геннадий Николаевич выдал спасательные жилеты. В сопровождении рыболовецкого судна яхта дошла в порт (против желания пассажиров, требовавших высадить их в тихой бухте). Люди благополучно сходят на берег. Черкасов идет к береговой охране, представляется и докладывает о случившемся.

Приезжает полиция, задерживает Черкасова. Привезенных людей разыскивают в портовом кафе и арестовывают. На допросе организаторы операции рассказывают, что они заплатили деньги капитану за перевозку. Геннадия Николаевича отправляют в тюрьму дожидаться суда. По греческим законам ему грозит около 20 лет тюремного заключения.

Наташа узнала об аресте Геннадия от русскоговорящего офицера береговой охраны Греции — он единственный, кто поверил Черкасову. Геннадий позвонил жене много позже — ему разрешили сделать звонок из тюрьмы на острове Кос, сменившей изолятор острова Калимнос. По словам жены, Геннадий был в шоке, почти плакал. На нервной почве у него сильно подскочило давление, лекарства можно купить, но денег у Николая ни копейки (позже он простудится и заболеет – тюремные тряпки не спасут от сильного холода, свою одежду, вплоть до носков, у заключенных отбирают). «Свяжись с властями, Наташа, я совершенно не знаю, что делать», - просил Геннадий.

Первым делом она обратилась в греческое консульство в Новороссийске. Ей сказали, что обращаться нужно в российское консульство в Афинах. Там отказались разбираться до получения официального обращения по факсу. Наташа отправила, ответа не дождалась, сама перезвонила через два дня. В консульстве подтвердили — да, Черкасов в тюрьме, греческая сторона предоставит ему общественного адвоката, остается ждать суда. На вопрос, может ли консульство прислать к нему юриста или адвоката, она услышала в ответ, что он не первый и не последний, такие услуги консульство не оказывает — нет финансирования. Наташа поехала в Краснодар, в МИД России, подала обращение туда. Оно было подписано и.о. руководителя территориального органа Сергеем Скородумовым и отправлено в консульство в Афины. Потом отправила письмо в Администрацию Президента РФ.

Черкасова обращалась и в профсоюз моряков, а именно в первичку ОАО «Новошип» РПСМ, в которой в 2004 году состоял Геннадий. Николай Попов, председатель профкома, снял копии документов для обращения в Российский профсоюз моряков. Ответ был получен быстро — помочь Черкасову может только профессиональный адвокат, которого должна нанять жена.
В тюрьме Черкасову порекомендовали адвоката, который уже работал с российским моряком. Услуги его недешевы: чтобы он выехал на остров Кос в тюрьму, нужно заплатить 1000 евро. Следующий этап работы — еще 4000 евро. И так далее. Наташа заняла у брата Геннадия денег, выслала адвокату. И еще 100 долларов — мужу на лекарства. Выставила на продажу свой автомобиль. Кроме квартиры, продавать уже нечего.

Корреспондент «НН» позвонил в Грецию адвокату Андреасу Ратсанасу, чтобы узнать его мнение о возможном развитии ситуации.

- В греческих тюрьмах немало украинских и греческих моряков, оказавшихся в подобной ситуации, - ответил адвокат. - Кто-то идет на перевозку нелегалов осознанно, другие оказываются в подобной ситуации помимо своей воли. Греческое правосудие сурово в таких вопросах, особо не разбирается, кто прав, кто виноват. Подобных случаев у меня не было. Я помогал лишь россиянину, перевозившему табак, в итоге ему вместо 10 лет дали год. Я только собираюсь вылетать к Николаю, ознакомлюсь с документам, тогда можно будет о чем-то говорить. Конечно, внимание российских СМИ лишним не будет.

Трудности на каждом шагу. Наташа обратилась в УВД за справкой об отсутствии судимости у Геннадия, ей ответили: Черкасов должен прийти за ней сам. Посчитают ли действительным запрос от греческого адвоката — неясно. Возможности лететь в Грецию у Наташи нет — она совсем недавно вышла из декретного отпуска, надо заботиться о ребенке, а все деньги она отправляет адвокату. Открестились от Николая и в «Ламналко» — голландские владельцы компании не станут связывать репутацию фирмы с человеком, попавшим в тюрьму. К тому же с 5 декабря по договору Черкасова должны были «передать» дружественной фирме, так что официально он уже не в «Ламналко».

- Я так надеялась на российское консульство - говорит Наташа. - Муж болен, в конце концов. Мне греческий офицер говорил, что в тюрьму бегают представители всех консульств за исключением российского, а наши моряки никому не нужны, кроме своих родных. Очень обидно за моего мужа и всех, кто попал в подобную ситуацию. К кому мне еще обратиться?

К сожалению, и «НН» может лишь следить за развитием ситуации с Геннадием Черкасовым.

Текст: Тина Троянская.