Квартиры в новостройках города
Наш Новороссийск - городская газета
Воскресенье, 19 Ноября 2017, 2:33
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
АЛЬБЕРТ ЩИТКОВ: «ВДОХНОВЕНИЕ — МИФ»

АЛЬБЕРТ ЩИТКОВ: «ВДОХНОВЕНИЕ — МИФ»

В городе появился еще один мастер — Альберт Щитков, известный крымский художник, многие его работы находятся в собраниях коллекционеров США, Италии, Германии, России, Казахстана, Украины. Новороссийскому зрителю его творчество показала галерея «Прима-Юг». Представить самого художника выпала честь корреспонденту «НН».

Вот что он рассказывает о себе:
- Родился в 1966 году в городе Петропавловске Казахской ССР. В семье художников не было. Школьные учителя жаловались, что я на всех предметах рисую, в итоге попросил родителей устроить меня в художественную школу. После армии поехал поступать в институт имени Сурикова.

- А почему Москва? Художников чаще манит Петербург...
- Хотел поступать в Питер, но преподаватели еще в художке предупреждали — в северной столице конкурс чрезмерно высок. А в Москве у меня была родня, было где остановиться, что существенно для абитуриента из провинции. Если говорить об уровне образования, то первопрестольная не уступала Питеру. Просто различные школы. А вот возможностей в перестроечной Москве было гораздо больше, чем в северной столице.

- В вашей живописи скорее чувствуется влияние импрессионистов, австрийского модерна в духе Климта.
- Яркая балаганная стилистика Москвы мне близка как человеку славянских корней, но не обязывает ей следовать. Время от времени в столице можно было видеть упомянутых импрессионистов, которые оказали на меня влияние. Помню, как испытал эстетический транс, увидев в оригинале "Жемчужину" Ренуара в музее Пушкина. Эта обнаженная женщина была написана дребезжащими мазками, вся переливалась перламутром — никакого сравнения даже с самыми хорошими каталогами.

- Вы окончили институт в 1992-м. Непростое время. Как сложилась жизнь в демократической Москве?
- Царил хаос. Было не до художников. Многие люди не знали, что будут есть завтра. Я уехал в Казахстан к родителям. В то время люди старались держаться вместе, помогать друг другу. Уладив домашние дела, отправился к брату в Крым. Потом пригласили в Ригу, там поработал в рекламе. Тогда ведь на постсоветском пространстве не была развита широкоформатная печать, пленки, плоттеры. Вот мы бригадой мастеров и делали роспись стен для таких брендов как «БМВ», «Ауди» и прочих. Платили неплохо, и город очень нравился.

- Мне казалось, середина девяностых в Латвии — это пик национализма, нелояльности к русскоговорящим. Не было ощущения, что вам не рады?
- Нет, все было хорошо. В любом кафе, в общественном транспорте люди не реагировали на русскую речь агрессивно. Многое зависит от самого человека. Если ты позитивный и жизнерадостный, то к тебе притягиваются добрые люди. Я и уехал оттуда лишь потому, что Латвия активно интегрировалась в ЕС и начались проблемы со свободным въездом.

- Вы и во Львове жили...
- В 2012 году львовская галерея купила коллекцию моих работ. Через некоторое время попросили привезти еще картин, организовать выставку. Я согласился. Думал, выставлюсь, посмотрю на красивейший город и домой. Но дела пошли очень хорошо, активно шли продажи. Зачем уезжать? Да, безусловно, у определенных слоев населения зрела агрессия. Но! Возьмите «бандеровский» ресторан — кто туда ходит? Туристы. Они делают вклад в развитие города. Зачем их бить? Когда начались сдвиги с майданом, экономическая ситуация в городе ухудшилась. Люди стали бояться завтрашнего дня, стало не до картин. Есть такое выражение «Когда говорят пушки, музы молчат». Оставаться смысла не было.

- Вот вы семейный человек, а умудряетесь ехать куда заблагорассудится. Не боясь потерять клиентов и заказы. Вы настолько свободный художник?
- Еще в середине 90-х в Россию приезжали арт-дилеры из числа бывших сограждан, эмигрировавших в США и Европу. Они находили художников, интересных западному рынку, покупали картины, анализировали продажи. Успешным художникам заказывали постоянно, я был среди них. Такая работа не требует нахождения на одном месте. В итоге большую часть заказов я получал из США и Западной Европы.

- Сейчас поисковик на ваше имя выдает десятки ссылок на популярные арт-каталоги и социальные сети. Современный художник должен сидеть не в мансарде, а в Интернете?
- Продвижение творчества — это важная, сложная часть работы. У меня этим занимается жена. Я же свое время буду тратить на новые картины.

- Что в основном заказывали европейцы и американцы?
- Не стану лукавить, большой популярностью пользовалась «салонная» живопись, то есть сюжеты, которые могут понравиться всем. Конечно, дилеры объясняли специфику рынка. Например, американцы не любят оранжевый цвет в живописи. Не рекомендовалось использование религиозных символов, даже в культурологическом контексте. Ну и прочее...

- Не все талантливые художники любят подобную живопись, даже за деньги.
- Смотря какой подход. Можно штамповать слащавые картинки, а можно писать на заказ, вкладывая душу, не изменяя себе, при этом развиваясь как профессионал. Это непросто, но оно того стоит. Покупатель нутром чувствует, есть художник за картиной или это конвейер.

- Почему арт-рынок так и остается на Западе — дилеры, агенты, аукционы?..
- Запад богаче и стабильнее. Европейцы и американцы не подвергаются периодическим реформам, в результате у них есть деньги на искусство. За десятки лет спокойной жизни у них сложилось восприятие искусства как ценности, как инвестиции. Большинству наших сограждан не до картин, не успокаивает тот факт, что купленные с умом произведения — это вклад. На изменение менталитета нужны поколения, а у нас что ни день, то новый повод убеждаться, что колбаса — высшая ценность. В Риге и Львове ситуация с доходами не лучше, но люди мыслят иначе. Пример: во Львове уборщица, женщина лет 50, пришла в галерею и оставила задаток за понравившуюся ей картину. За полгода погасила рассрочку. При этом купила современного автора. И это не единственный случай. Покупают и себе, и в подарок.

- То есть разбираются? Как можно заложить человеку вкус и понимание ценности искусства?
- Начинать надо с раннего возраста. Окружайте детей качественными репродукциями, альбомами, хорошо иллюстрированными книгами. Если везете ребенка в сад и слушаете Стаса Михайлова, то не требуйте потом от чада высококультурных предпочтений. Воспитывать надо себя, а дети просто возьмут пример, в будущем будут отличать искусство от мусора.

- Кстати о мусоре. На аукционе «Сотби» старая кожаная куртка, брошенная в угол, была продана за 690 тысяч долларов...
- Так происходит, когда искусство превращается в индустрию. Я не знаю, что подвигло автора к такой инсталляции. В любом случае покупать или нет — выбор каждого. Другое дело, когда оскорбительные вещи подаются как современное искусство. Чего стоят целующиеся милиционеры в галерее Гельмана. На мой взгляд, в жизни и без того много грязи, чтобы тащить ее на всеобщее обозрение. Заметьте: люди, которые под видом «концептуального искусства» подсовывают зрителям уродство, сами его сторонятся — не ездят на уродливых автомобилях, не живут с уродливыми женщинами, не едят отбросы у помойного бака.

- Вкусные блюда готовятся по рецепту, а творчество художника часто зависит от вдохновения. Или тоже есть рецепты?
- Вдохновения в общепринятом понимании нет. Алексей Толстой прекрасно описал его природу: «Наблюдательные щупальцы художника прикасаются ко множеству как бы бессмысленно разбросанных вещей. Затем в какую-то одну из минут глубокого волнения перед его взором встает единое целое: творческая идея; все предметы его наблюдения приобретают огромный смысл; волевым порывом он соединяет эти предметы в единое тело, цементируя их живой влагой своих пристрастий, оживляя огнем своей личности». То есть гениальные работы — это не какой-то «небесный диктант», а результат скрытой от посторонних глаз внутренней работы, которая порой занимает дни, месяцы, годы. Перед тем как писать, я в деталях анализирую, что и как буду делать. Вплоть до выбора кисти, красок, холста, лака, растворителя. Этот анализ идет молниеносно на интуитивном уровне. В результате картина пишется быстрее и качественнее. Творчество во многом напоминает спорт. Художник тоже должен много и регулярно тренироваться, прокачивать мышцы своих навыков, оттачивать их до автоматизма.

- Почему вы переехали в Новороссийск?

- Здесь живут родители. Они в том возрасте, когда им необходимо больше внимания. Да и Новороссийск — красивый город у моря. Что еще нужно для полноценной жизни и творчества?!

- Есть планы на будущее?
- У меня всегда один план — не иметь плана. Надо иметь желание и стремление. Вспомните Берлиоза, которому точно был известен его вечер. У меня большое стремление жить полной жизнью, творить и выставляться. Думаю, следующая моя выставка не за горами, я о ней обязательно оповещу ценителей живописи.

Текст: Роман Сусленко.