Наш Новороссийск - городская газета
Четверг, 13 Декабря 2018, 11:18
Прогноз погоды
Курс валют
Комментарии...
Общество

С КРИВОЙ ДОРОЖКИ СВЕРНУЛИ НА РОВНУЮ

Очередной запуск социального лифта (система стимулов законопослушного поведения осужденных) в колонии-поселении №10 подарил надежду на освобождение нескольким «колонистам». Путь к свободе они прокладывают примерным поведением, хорошей работой и активным участием в жизни учреждения.

Начальник отряда характеризует Александра положительно — осужденный не нарушает установленный порядок, имеет поощрения, пересмотрел свое отношение к совершенному преступлению. Более того, в колонии он встретил девушку, тоже отбывающую срок, и они сыграли свадьбу.

Александр попал за решетку при следующих обстоятельствах: поехал в Славянском районе с друзьями на рыбалку, сотрудник полиции пытался их остановить, чтобы проверить документы, но компания применила насилие к стражу порядка. До этого парень отслужил в армии, учился в техникуме, и вот необдуманный поступок исковеркал молодую жизнь. Суд приговорил мужчину к одному году и десяти месяцам лишения свободы.

Аттестационная комиссия, в которую входят и представители общественности, единогласно поддержала его стремление к условно-досрочному освобождению (УДО).

Следующим кандидатом на УДО была супруга Александра: Кате осталось сидеть полгода, у нее много поощрений от администрации учреждения, она хорошо работает, пусть и в небольшом объеме, но добровольно погашает исковые требования. Она дважды обращалась с подобным ходатайством, комиссия поддерживала ее просьбу, однако суд отказывал. Возможно, главным препятствием было то, что исковые требования родственников девушки, погибшей в ДТП по ее вине, еще не погашены. Вот и на этот раз комиссия проголосовала за то, чтобы дать Кате шанс освободиться, надеясь, что случившееся стало для нее уроком на всю оставшуюся жизнь, что на воле женщина найдет более высокооплачиваемую работу и оставшуюся сумму возместит.

Марина расплакалась, когда комиссия начала задавать вопросы о ее криминальном прошлом. До окончания срока девушке осталось несколько месяцев, на ней не висят исковые требования, начальник отряда характеризует ее хорошо: трудолюбива, активна, не теряет времени и учится в вечерней школе. В местах лишения свободы оказалась за то, что украла у подруги сотовый телефон. Но у Марины и до того был криминальный опыт. Будучи несовершеннолетней, девушка два раза попадалась на мелких кражах, суд приговаривал ее к исправительным работам. Увидев, что мягкое наказание не пошло впрок, Фемида стала суровее — суд лишил Марину свободы. Как говорит заместитель начальника колонии по кадрам и воспитательной работе Анна Жукова, зачастую только реальное лишение свободы, реалии зоны заставляют таких, как эта девушка, осознать всю серьезность их преступлений. Причем это относится и к людям более старшего возраста.

Марина рассказала, что на воле собирается восстановиться в колледже, где полтора года училась на парикмахера, а сюда больше не хочет. Все это время девушку поддерживала семья — мама и двое сестер.

- Хочется верить, что дальше ты не станешь губить свою жизнь, будешь помнить, что нельзя брать чужого. Пусть это будет твое последнее нарушение закона, - сказала Анна Николаевна, резюмируя решение комиссии поддержать просьбу Марины об условно-досрочном освобождении.

Мать пятерых детей попала в колонию тоже за кражу — молодую цыганку задержали после того, как она стащила кошелек. Получив полтора года лишения свободы, она хочет, чтобы ей заменили реальное заключение на исправительные работы. Здесь 32-летняя женщина хорошо трудится, участвует в самодеятельности. Понимает, что отбыла небольшую часть назначенного наказания, поэтому об УДО и не помышляет, а вот более мягкое наказание позволит ей находиться рядом с семьей и государство не обременять. К тому же, рассказала осужденная, ее мать сильно больна, а за детьми (младшему 6 лет) вынуждена присматривать сестра. История жалостливая. Комиссия рассудила, что нахождение матери рядом с детьми может благотворно повлиять на всю семью.

Второй, даже более строгий экзамен претендентам на освобождение предстоит держать перед судьей.

Текст: Матвей Прокопенко.